08
09 2016
487

Октавиан Армашу: «Молдова возвращается в нормальное русло поступательного развития»

Часть I. Низкая стартовая точка независимого развития Молдовы

«И.»: Господин Армашу, какие мысли у вас возникают, когда вы, гражданин РМ в ранге министра финансов, думаете о 25 годах независимого пути развития страны?

О.А.: Это был нелёгкий путь. Наша страна не имеет истории независимой государственности, ещё только формируется элита, являющаяся носителем традиций управления государством.

РМ возникла на руинах Советского Союза, на руинах жёсткой, авторитарной системы, где не было ни частной собственности, ни предпринимательства, ни гражданских свобод. Кроме того, мы унаследовали неконкурентоспособную промышленность, а сельское хозяйство основывалось на большом количестве ручного труда, соответственно, задействовано было много людей, если мне не изменяет память, около 40% всего населения республики.

Я это говорю не для того, чтобы пожаловаться, как нам в жизни не повезло. Я просто констатирую то, что стартовая точка у нас была довольно низко. Это означает, что и времени и усилий для того чтобы сделать Молдову процветающей страной нужно больше, чем, скажем, другим странам бывшего восточного блока.

«И.»: Что бы вы обозначили в качестве положительных результатов за эти четверть века?

О.А.: Есть несколько принципиально важных изменений, которые произошли в стране за это время. Во-первых, экономика РМ базируется на частном капитале. Роль государства в экономике значительно сузилась, а степень его вмешательства в рыночные механизмы значительно сократилась. Но самое главное, мы сами не заметили, как изменилось отношение граждан к государственной собственности. Люди все критичнее относятся к участию государства в коммерческих проектах, а это полностью противоречит тому, о чем думали в обществе в начале 90-х годов ХХ века.

Во-вторых, построены все государственные институты, необходимые для функционирования рыночных механизмов. Они ещё не совершенны, но, несмотря на все сложности, на протяжении 25 лет они улучшились, и продолжают улучшаться.

В- третьих, появились конкурентоспособные предприятия и отрасли, которые научились конкурировать на внешних рынках. Появились собственники и управленцы, которые умеют вести бизнес в условиях конкурентной борьбы, внедряют новые технологии и развивают потенциал человеческих ресурсов. Да, их ещё недостаточно для нашей экономики, но их количество растет.

Я ни в коем случае не хочу приукрашивать реальность, в которой мы с вами живём. Я просто обозначил те положительные изменения, которые произошли и происходят в стране с момента обретения ею независимости. Наше развитие не обязательно носит поступательный характер, были и взлёты, и падения. И это нормально, ведь каждый кризис, через который мы прошли, выявлял определённые недостатки, которые необходимо было устранить. Хоть мы и устраняли эти недостатки иногда неумело, в целом страна развивается, и она уже совсем не похожа на ту, что была 25 лет назад.

Конечно, нам всем хочется, чтобы уже сегодня мы жили в стране, где экономика обеспечивает комфортные условия жизни, где государственные институты функционируют эффективно, где граждане чувствуют себя защищёнными. Но возвращаясь к первому вопросу, Молдова начала с очень малого, поэтому необходимо больше усилий и терпения для достижения желаемых результатов.

«И.»: В понимании действующего министра финансов, что с точки зрения экономики и финансов не удалось сделать и почему?

О.А.: В настоящий момент самые большие сложности я вижу в банковском секторе. Проблема непрозрачности акционеров была на повестке дня многих правительств, однако ощутимых результатов не было достигнуто. Сейчас предпринимаются энергичные меры новым руководством Национального банка, парламентом и правительством, и у меня есть основания полагать, что в ближайшем будущем ситуация кардинально изменится.

Остаются проблемы в небанковском секторе, а именно в сегменте страхования, у нас нет функционального рынка капитала. Причиной всему этому является слабое корпоративное управление. Кстати, я думаю, что по этой же причине произошли кражи из трёх банков, которые находятся в процессе ликвидации. Общеизвестно, что для спасения банковского сектора в целом и для возврата всех депозитов гражданам и юридическим лицам был выдан кредит под гарантию правительства. Вот чего стоило нам плохое корпоративное управление.

«И.»: Ваш непосредственный руководитель, премьер-министр Павел Филип, заявил в канун 25-летия независимости молдавского государства, что РМ сегодня не такая, какой она была в начале 2016 г., что сейчас она другая. Что он имел в виду, если брать во внимание «финансовую сторону» вопроса?

О.А.: В январе 2016 г., госбюджет был на грани серьёзного кризиса. У государства не было источников финансирования дефицита, не было поддержки иностранных кредиторов, банки тоже относились к министерству с недоверием, поэтому ставки по государственным ценным бумагам достигали 26%. Не было ни бюджета, ни налоговой политики. Все это явилось результатом затянувшегося политического кризиса.

Было достаточно нелегко возобновить отношения с донорами, так как доверие было в значительной степени подорвано. И здесь я имею в виду доверие в целом к стране и к её политической элите.

Кроме этого, была достаточно плачевная ситуация с налоговыми поступлениями, как от таможни, так и от налоговой инспекции. У населения и бизнеса были очень высокие инфляционные ожидания — на уровне 10%. Как следствие неуверенности населения и инвесторов падало потребление, что негативно сказывалось на экономическом росте.

Сегодня ситуация в экономике и публичных финансах намного лучше. Мы вернули доверие банков, Национальный банк проводит стимулирующую денежную политику, ставки по государственным ценным бумагам опустились на уровень 10%, что уже достаточно приемлемо при инфляции 6-7%.

Часть II. Проблема бюджета – большая доля текущих затрат

«И.»: Как скоро можно будет говорить о возврате доверия к стране внешних партнеров?

О.А.: Нам удаётся вернуть доверие внешних партнёров, мы достигли соглашения с МВФ на уровне экспертов, получили первый транш кредита правительства Румынии, ставший в некотором смысле «первой ласточкой» внешнего финансирования.

У Молдовы есть бюджет и налоговая политика на 2016 г., бюджетные расходы более не ограничены только зарплатами и пенсиями. На сегодняшний день разблокированы государственные закупки, и все министерства могут внедрять свои программы в пределах установленных лимитов расходов.

Да, нам еще многое предстоит сделать, но я могу констатировать, что мы возвращаемся в нормальное русло развития. Для того чтобы мы могли полностью нормализировать ситуацию, нам необходимо приступить к внедрению тех реформ, о которых мы договорились с МВФ, получить утверждение программы на Совете директоров МВФ, а также восстановить финансирование от Европейского союза. Для достижения этих целей нужно трудиться, а также абсолютно необходима стабильность в стране.

«И.»: Какими могли быть публичные финансы РМ за эти 25 лет, если бы обещания политиков, управлявших государством, были реализованы на практике?

О.А.: Очень трудно делать предположения, и совершенно неблагодарное дело говорить в сослагательном наклонении. Но, по моему мнению, даже хорошо, что политики не выполняли некоторые свои обещания, так как на протяжении 25 лет независимости было много популистских идей, основанных на сиюминутных электоральных интересах. Из-за такого популизма у нас очень громоздкая, сложная и непрозрачная пенсионная система. По этой же причине у РМ громоздкий госаппарат, начиная от центральной власти и заканчивая местными органами управления. Это привело к тому что в структуре госбюджета основная доля затрат приходится на текущие расходы, а для инвестиционной компоненты остаётся недостаточно ресурсов. Это одна из ключевых причин медленного развития страны и это я считаю главной проблемой публичных финансов РМ на сегодняшний день.

По вине популистских решений у нас очень большой теневой сектор в торговле и в других отраслях, очень много неоправданных налоговых льгот, которые дают возможность уклонения от плат в казну государства. Нам пора остановиться, особенно оппозиционным силам, и не строить пиар-кампанию и электоральную пропаганду на популистских идеях, не толкать, таким образом, общество в ложные направления и ожидания.

«И.»: Было время, когда ваше главное внимание было сосредоточено на бюджете 2016 г., на переговорах с МВФ, на реформе сферы государственных закупок, на эффективном управлении рисками польского кредита, на эмиссии облигаций в счет кредита НБМ проблемным банкам, а что сейчас вас больше заботит и отнимает время министра финансов?

О.А.: Мы с моими коллегами в министерстве сосредоточены в основном на тех же задачах, но и добавились новые не менее важные вопросы. Мы продолжаем работу с бюджетом текущего года, так как уже стало очевидным, что потребуются определённые корректировки для соблюдения лимитов его дефицита. Мы закончили работу над среднесрочным планированием бюджетных рамочных условий, и тут же взялись за работу над налоговой политикой и бюджетом на 2017 г.

Одним из приоритетных направлений реформ, включённых в программу с МВФ, является увеличение доли затрат бюджета, направленной на инвестиции и развитие. И при этом обеспечивая социальную защищённость уязвимых слоёв населения. Эта цель является долгосрочной, и мы ее будем преследовать на протяжении трёх лет, но действовать нам необходимо уже сегодня, внедряя структурные реформы в различных секторах.

В сфере госзакупок мы закончили разработку стратегии реформирования этого сектора на следующие три года. На подготовительной фазе находятся ряд очень важных проектов, такие как реформа Налоговой службы при участии Всемирного банка и технической помощи со стороны правительства Швеции, реформа Таможенной службы.

Другой важный проект — реформирование управления государственными предприятиями, также поддерживаемое ВБ, который мы будем внедрять вместе с коллегами из министерства экономики.

«И.»: Вы выступали за максимально возможную предсказуемость финансового рынка, исключающую непредсказуемые действия со стороны министерства финансов. Насколько сейчас предсказуемы действия министерства для участников рынка?

О.А.: Как мы и обещали банкирам, мы наращивали выпуск государственных ценных бумаг в первом квартале 2016 г., и удерживали относительно стабильным рынок во втором квартале. Во второй половине года, поскольку появилось внешнее финансирование, будет некоторое снижение объёмов выпуска ГЦБ. Мы должны это делать для того, чтобы больше ресурсов было доступно для реального сектора экономики, чтобы стимулировать экономический рост. Но мы будем уменьшать объёмы постепенно, так чтобы дать банковскому сектору возможность приспособиться к новой ситуации. Снижение объёма будет предсказуемым. Мы не намерены возвращаться к показателям, которые были в начале 2016 г. Поэтому до конца года у банков будет возможность размещать часть ликвидных ресурсов в ЦБ государства.

Часть III. Решения правительства станут более прозрачными и эффективными

«И.»: В 2016 г. министерству финансов удалось увеличить более чем на 10% доходы в бюджет исключительно за счет административных усилий. Когда доходы в бюджет начнут увеличиваться за счет реформ и новых точек роста в экономике?

О.А.: Для начала, хочу отметить, что мы в министерстве считаем, что ещё есть резервы роста поступлений в бюджет от улучшения администрирования как в таможне, так и в налоговых органах. Для этого, собственно, мы и затеяли реформирование этих служб.

Мы возлагаем надежды и на положительные изменения в реальном секторе, в инвестициях и потреблении. Уже в 2016 г. министерство экономики прогнозирует небольшой рост ВВП на уровне 3%, что очень мало для нашей страны, но совсем неплохо для ситуации после кризис, в которой мы находимся.

Главное, что может сделать министерство для стимулирования экономического роста, это улучшение делового климата и разумные инвестиции бюджетных ресурсов в проекты, направленные не развитие. Для улучшения делового климата мы предложили ряд мер в проекте налоговой политики на 2017 г. Я приглашаю представителей бизнеса — присылать свои идеи и предложения для окончательного утверждения этого важного документа. Без участия предпринимателей невозможно получить хороший конечный результат – улучшение деловой среды.

«И.»: Чего стоило министру финансов не превратить «государство в плохой банк» с кредитом правительства Польши на 100 млн. евро? Какова дальнейшая судьба этого кредита, он будет пролонгирован?

О.А.: Самое главное заключается в том, что мы нашли решение, которое устроит всех, и предпринимателей, и государство и польскую сторону. Мы близки к утверждению нового операционного регламента, в рамках которого бизнесмены смогут получать займы из этого кредита в банках на хороших условиях. Я очень надеюсь на то, что правительство Польши примет положительное решение о продлении срока внедрения этого кредита, и он станет ещё одним инструментом для стимулирования экономического роста в Молдове. Соответствующее обращение правительства РМ передано в Варшаву.

«И.»: Как скоро заработает реформа в секторе государственных закупок и будет ли от нее эффект в публичных финансах?

О.А.: Первым шагом в реформировании сектора будет создание независимого агентства по рассмотрению рекламаций. Я надеюсь на скорейшее утверждение парламентом во втором чтении изменений к Закону о государственных закупках, которое обеспечит законодательные рамки для создания этого агентства.

Сейчас находится на стадии утверждения в правительстве стратегия реформирования системы госзакупок. Назову лишь некоторые меры, предусмотренные в этой стратегии:

  • автоматизация процессов и внедрение электронной системы закупок, обеспечивающей прозрачность на всех этапах закупок, вплоть до полного исполнения контрактов. Это позволить увеличить прозрачность процесса и снизит возможности для коррупции;
  • дебюрократизация Агентства публичных закупок и изменение его роли в системе от ведения учёта и проверки формальной части исполнения процедур к эффективному управлению закупками. Агентство не должно заниматься выискиванием формальных нарушений, а заниматься непрерывным улучшением процессов, поиском путей повышения эффективности закупок, объединения закупок различных ведомств для получения самых выгодных условий, помогать контрактующим организациям правильно проводить закупки.

Это всего лишь несколько моментов, на которые будут направлены усилия министерства в последующие два-три года.

«И.»: На посту министра вы не могли свыкнуться с бюрократической системой, ее «медленным шевелением», а как чувствуете себя сейчас, спустя восемь месяцев. Бюрократия вас обуздала?

О.А.: Я рад тому, что не я один страдаю от бюрократической системы. И не потому, что нашел «товарищей по несчастью», а потому что в правительстве есть единомышленники, которые хотят изменить систему к лучшему.

Мы хотим упростить и ускорить систему принятия решений, сделав эти решения более прозрачными и эффективными. А поскольку сам премьер-министр является локомотивом проводимых реформ, то я полон оптимизма, что в скором будущем правительство будет еще более эффективным и продуктивным.

«И.»: Ощущаете ли вы политическую поддержку и волю тому, что делаете на посту министра финансов?

О.А.: Я не пришел на эту должность с «индивидуальной» программой министра финансов. Я согласился включиться в команду Павла Филипа, поскольку те цели, которые она перед собой поставила, созвучны с моим пониманием того, что необходимо делать в данный момент для развития страны. Это — создание хороших условий для бизнеса. И я рад, что у нас в команде полное согласие на предмет того, что нужно делать, а главное, есть неподдельное желание помочь бизнесменам, создать условия для привлечения новых инвестиций в экономику РМ.

Среди других задач — искоренение коррупции, в том числе в области публичных финансов, восстановление отношений с партнёрами по развитию, привлечение инвестиций и, конечно же, возобновление курса на европейскую интеграцию Молдовы. Я очень рад, что мне выдалась возможность применить свои знания и опыт для реализации этих важных целей и задач в развитии страны.

Эксклюзивное интервью агентству «ИНФОТАГ» министра финансов Октавиана Армашу


via | www.infotag.md

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.