20
08 2016
382

В чём роль глобального управления?

Может ли глобальное управление решить большинство наших экономических проблем? Или же в нём больше обещаний, чем реальных дел, и это всё чаще отвлекает внимание национальных правительств от более практичных реформ, которые им надо проводить? В недавней статье экономист из Гарвардского университета Дэни Родрик аргументировано отстаивает второй вариант. Но прав ли он?

Да, конечно, внутренняя политика в большей степени оказывает прямое воздействие – хорошее или плохое – на граждан соответствующей страны. Но мы не можем игнорировать глобальные последствия плохой внутренней политики. Наиболее очевидными примерами, и о них упоминает Родрик, является ситуация с выбросами парниковых газов и инфекционными болезнями. Население «страны происхождения» может быть и расплачивается за эту политику, но также платят и все остальные.

«Глобализация» – это модное словечко уже несколько десятилетий, при этом в последние годы необходимость в глобальном управлении, возможно, стала слишком преувеличиваться, особенно теми, кто принадлежит к числу левых центристов. Это привело к появлению призывов к новым альтернативам, например, к «ответственному национализму» или к «межправительственному» – в противовес наднациональному – механизму принятия решений в Евросоюзе.

Такие предложения идут на пользу дебатам. К примеру, нам стоит провести переоценку нынешней системы заключения торговых соглашений, которые стали в большей степени касаться проблем регулирования и инвестиций, чем устранения импортных тарифов или других барьеров на пути импорта. Не удивительно, что даже некоторые сторонники свободной торговли стали выступать против соглашений, которые позволяют отраслевым лоббистам навязывать положения, отдающие в руки транснациональных корпораций непозволительную рыночную силу в ущерб защите прав потребителей.

Тем не менее, призывы к усилению глобального управления, звучащие в последние годы, не возникли из вакуума. Государства мира, несомненно, стали сильнее зависеть друг от друга и экономически, и социально, в том числе благодаря торговле, туризму, телекоммуникациям, не говоря уже о транснациональных корпоративных структурах и международных финансовых потоках. Глобальные связи расширились, ускорились и стали намного более очевидны, чем раньше.

Глобализация может иногда сталкиваться с препятствиями, например, сейчас мировая торговля переживает спад. Однако фундаментальные технологические перемены, способствующие расширению взаимных связей, будут и дальше сближать людей и страны всё тесней.

В конечном итоге, всё это к лучшему, потому что главные проблемы, которые сегодня стоят перед нами, являются по своей природе глобальными. Попытки смягчить последствия изменения климата требуют постоянной глобальной координации. Даже местные инициативы, чья роль в решении данной проблемы становится всё более важной, должны укладываться в рамки единой глобальной политики и обязательств. В ином случае, люди не будут чувствовать, что они что-то реально меняют или помогают достижению общей цели, в то время как остальные не будут ощущать потребности вообще что-то делать.

Другая глобальная проблема – налогообложение – требует международной координации с целью остановить уклонение от налогов, достигшее невиданных размахов. Проблема не просто в отдельных «налоговых гаванях»; необходимо «поймать» корпоративные прибыли, которые компании перемещают по всему миру с помощью сложных механизмов, в том числе «трансфертного ценообразования» и «изменения налоговой базы», ради минимизации налоговых платежей.

Разнообразие налоговых правил в разных странах привело к тому, что национальные правительства фактически ведут игру с нулевой суммой: они вынуждены вести политику по принципу «разори своего соседа», чтобы увеличить свою долю в уменьшающемся пироге. В нынешней системе у государств есть серьёзные стимулы предоставлять всё больше налоговых льгот компаниям, которые работают на их территории, даже если это означает, что другая страна может их в любой момент «подрезать», так как компании легко меняют место декларации своих доходов с одной юрисдикции на другую.

В большинстве случаев компании не делают ничего незаконного, они пользуются преимуществами фрагментированной системы. Однако если страны мира серьёзно хотят сократить неравенство, если они хотят найти ресурсы для финансирования пенсий и медицинских услуг для своих граждан, им необходимо сотрудничать с целью выработки такого глобального управления, в котором приоритетом является справедливость налогообложения.

Изменение климата и налогообложение – это лишь две проблемы, требующие глобальной координации, однако список можно продолжать. Монетарная политика крупных центральных банков стран с резервной валютой, например, Федеральной резервной системы США, может иметь далеко идущие последствия, равно как и саморазрушающие меры в сфере валютной политики или регулирования трансграничных финансовых потоков. В большинстве подобных случаев ущерб перекладывается с больших стран на маленькие; но если пострадало достаточно много маленьких стран, тогда эффект совокупного ущерба может достигнуть и крупных стран, как мы могли убедиться в ходе европейского долгового кризиса.

Учитывая масштаб всех этих проблем, у нас нет иного выбора, кроме как сотрудничать на международном уровне, укреплять глобальные и региональные институты и механизмы, например, Международный валютный фонд, Евросоюз и «Большую двадцатку», чей саммит пройдёт в сентябре в китайском Ханчжоу. Впрочем, глобальное управление не является альтернативным вариантом. Если мер на национальном или местном уровне достаточно для решения проблемы, именно такие меры и надо проводить.

Более того, применение принципа субсидиарности (передача решения на максимально возможный низкий уровень) критически важно для создания гибкого и работоспособного механизма глобального управления. Факт существования глобального управления не должен служить оправданием для бездействия на национальном или местном уровнях. Государственная политика – это многоуровневое, многоканальное явление, у которого есть местный, национальный, региональный и глобальный аспекты. В идеале участники политических дебатов должны осознавать эту реальность.

Мы также должны понимать, что веру в глобальное управление надо срочно возрождать и ещё по одной причине. В США, Азии, Европе и на Ближнем Востоке пробуждается политика идентичности и ксенофобского национализма, что грозит повторением великих трагедий XX века. В этой связи подчёркивать необходимость в глобальном сообществе, равно как и сам факт его существования, нужно не только по экономическим причинам, но и ради того, чтобы помочь сохранить мир во всём мире.

Кемаль Дервиш – бывший министр экономики Турции, администратор Программы развития ООН (UMDP), вице-президент Института Брукингса.

via | www.project-syndicate.org

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.