21
07 2016
1852

Светлана Лазэр: О туризме в национальном стиле

В июне Национальная ассоциация сельского, экологического и культурного туризма (ANTREC) представила на отечественном туристическом рынке маршрут «Древо жизни, или Охота за духовными сокровищами». Это, по сути, первый профессионально организованный тур по объектам культурного наследия республики. Светлана Лазэр – руководитель ANTREC рассказала читателям www.monitorul.fisc.md о проекте, особенностях молдавского рынка внутреннего туризма и о себе.

Светлана Лазэр родилась в городе Флорешты, в семье учителей. После окончания школы с золотой медалью обучается на факультете «Математики и кибернетики» Кишиневского государственного университета, затем остается работать на кафедре «Алгоритмических языков и программирования». Позже, на посту руководителя компьютерной секции парфюмерной фабрики «Виорика», занималась внедрением автоматизированной системы управления технологическим процессом (АСУ ТП) предприятия.

В 1989 году получает квалификацию гида-методиста в области туризма. В 1997 занимает должность управляющего директора гостиничного комплекса Кодру.

В 1998 году инициирует открытие первой в Молдове сельской виллы «Албасадорф», создание которой направлено на раскрытие туристического потенциала страны, оживление местных традиций и увеличение доходов сельских жителей.

С 2000 года – руководитель и один из основателей Ассоциации сельского, экологического и культурного туризма «ANTREC Moldova», заложившей основу для организации межнациональной сети сельских пансионов и создания первого туристического села в Старом Орхее.

В рамках программы UNDP Moldova была менеджером проекта «Устойчивое развитие туризма». В качестве эксперта и руководителя участвует в различных проектах, направленных на продвижение концепции развития туристического продукта на основе ценностей культурного наследия Молдовы.


Как возник интерес к туризму?

Я математик-прикладник по образованию, и мне всегда были интересны аспекты, проявляющиеся на стыке наук, исследования и внедрения проектов. Свои знания в области вычислительной техники и на производстве я применяла, работая на кафедре в госуниверситете. Скорее из любопытства и стремления узнать больше о своей стране, об ее истории и традициях прошла курсы туристического гида-методиста. Так я оказалась в туристической сфере, давшей тогда неплохой дополнительный заработок.

В советское время были очень популярны путевки выходного дня. Обычно в четверг в Молдову съезжались туристы из разных республик, а уже в воскресенье или понедельник они отправлялись домой. Я вела «литературные маршруты» по местам жизнедеятельности наших писателей. Постепенно стала обращать внимание, что у туристов, помимо официальной программы, часто возникало желание «заглянуть за забор», где своим чередом шла обычная сельская жизнь и куда местные жители с удовольствием приглашали туристов – отведать стакан свежего молока или вина.

С интересом к традиционному жизненному укладу нашего народа возникли первые мысли о развитии соответствующих туристических направлений, хотя в те времена коммерциализация такой деятельности в наши реалии не вписывалась.

Более 15 лет назад вы были директором столичной гостиницы Кодру...

В 1997 году я стала директором гостиницы Кодру, в момент, когда финансовая ситуация предприятия была очень тяжелой, а долги – гигантскими. Надо было срочно действовать – уменьшать затраты и увеличивать прибыль. Но как? Цены поднимать нельзя – они и так были высоки. Сокращать зарплаты? Помню, как горничные на второй же день моего начальства написали письмо, что вынуждены уйти из-за низкой зарплаты. Причем подписи ставили «по кругу», чтобы не было понятно, кто первый расписался.

Вместо традиционных сокращений мы решили пойти по другому пути – а именно, по пути повышения качества услуг. Первым делом в номерах организовали минибары, что для наших гостиниц было тогда новинкой. Цены были чуть выше магазинных, но ниже ресторанных, благодаря чему наш доход от этой деятельности уже через месяц вырос почти в 12 раз. Другим важным шагом была установка автономного отопления.

С этой целью был организован тендер на покупку оборудования в лизинг. Здесь главным было то, что получаемый объем тепла должен был обеспечить не только гостиницу, но и ближайшие здания, что означало новый источник дохода.

За довольно короткий срок удалось оплатить все долги, и мы постепенно стали обновлять жилой фонд. На тот момент гостиница не ремонтировалась около 25 лет, а мебель – в основном это были короткие и узкие кровати из ДСП – вообще не менялась. Активное использование преимуществ лизинга позволило нам вывести гостиницу на новый уровень качества предоставляемых услуг.

В разное время у нас останавливались все главы государств и премьеры, приезжавшие в Молдову: Владимир Путин, Борис Ельцин, Жак Ширак, Емил Константинеску, Эдуард Шеварднадзе, Виктор Черномырдин, многие известные артисты и шоумены, спортсмены и деятели культуры.

Когда в 2001 году я покинула пост директора, предприятие находилось в списке лучших налогоплательщиков и приносило сверхприбыль.

Как возникла идея создать «сельский филиал» Кодру за пределами Кишинева?

Хорошая гостиница – это живой организм, который развивается в соответствии с пожеланиями клиентов. В мою бытность на посту руководителя Кодру мы постоянно вели работу по расширению спектра гостиничных услуг. Идей хватало, даже думали о трансформации в парк-отель с различными зонами отдыха и инфраструктурой. Причем, для этого были все возможности. Однако в итоге решили начать с создания филиала отеля в виде виллы за пределами столицы.

Можно сказать, что тогда, в 1998 году, это была первая ласточка по организации у нас «экотуризма», о котором сейчас так много говорят. Место мы искали около полугода, в результате выбрали территорию, бывшую когда-то во владении немецкого помещика Альбрехта в Тараклийском районе.

В то время это были лишь руины детского летнего лагеря. Было проведено специальное этнографическое исследование, в результате которого определился туристический потенциал этого объекта с культурной и исторической точек зрения. Интересно, что рядом там расположены три совершенно разных села – молдавское Рошиор, немецкое Софиевка и болгарское Албота де Сус, в каждом из которых есть особенности.

К примеру, в Софиевке – ярко выраженная немецкая архитектура, сохранилась католическая кирха, когда-то в селе была маслобойня и налаженное производство дюшеса, лимонада и колбасных изделий. И вот, после заключения выгодного договора с главой местной администрации, началось создание комплекса, получившего название Албасадорф. Все было сделано очень добротно, в национальном стиле, с гостиничным стандартом качества центрального отеля Кодру.

Помимо размещения и питания в пакет входили прогулки на лошадях, посещение ближайших виноградников и винзаводов Тараклия, Казаяк и Чумай, а также участие в хозяйственных делах. Например, можно было доить овец и тут же пробовать свежий каш. Маленьким постояльцам особенно приглянулся птичий дворик – пространство с курами, утками и индюшками. Кроме развлечений, детям преподавали английский, румынский, русский и немецкий языки. На выходные в комплекс приглашали группы народных артистов.

В одном из гостиничных домов мы сделали музей из вещей крестьянского быта, какие удалось собрать в этих селах, к каждому предмету прилагался паспорт с описанием. Нашлось и применение устаревшей мебели, которой в советское время были оборудованы номера Кодру. Интерьер комнат был исполнен в национальном стиле: «ницурки», рушники, салфетки, керамика были специально созданы для этой виллы.

Как оценили новый комплекс первые постояльцы?

На примере Албасадорфа мы хотели продемонстрировать представителям госструктур, что туризм может стать прекрасным экономическим направлением и источником доходов для нашей страны, что многими чиновниками тогда совершенно не воспринималось. С другой стороны, было интересно посмотреть, как это примут местные жители.

На виллу приглашались люди, от которых могла зависеть судьба отрасли – депутаты, главы различных миссий и корпораций. Им все нравилось, интерес был огромным. Сельчане также приняли реализацию идеи с энтузиазмом. Работники, нанятые из местного населения – всего около 10 человек – получали хорошую зарплату.

Среди представителей различных миссий, приезжавших на виллу семьями, был и резидент ООН Сорин Тейно. Благодаря его активным действиям, через Всемирную туристическую организацию (ВТО) удалось пригласить международного эксперта Роберта Инскип, который провел исследование возможностей развития туризма на территории Молдовы.

После его заключения ВТО дало добро на поддержку отрасли в Молдове. Тогда Сорин Тейно занялся поиском соответствующих фондов, по сути, он и привлек сюда первые серьезные деньги. Уже в 2000 году появляется программа по устойчивому развитию туризма в республике, чуть раньше была основана и наша ассоциация ANTREC.

Именно тогда и началось развитие сельского туризма?

В первую очередь, деятельность ассоциации была направлена на помощь в организации сельского туристического бизнеса. Начинали в Старом Орхее, который стал первым туристическим селом Молдовы. Согласно нашей идее, здесь каждый местный житель мог получать доходы от туристической деятельности.

Период убеждений несколько затянулся. Месяца три мы буквально «пробивали» менталитет сельчан, пытаясь убедить их в открывающихся перспективах и возможностях изменить свою жизнь к лучшему. Только на четвертой встрече удалось, наконец, разглядеть в их глазах какой-то блеск.

Но и дальше было все не так просто. Во-первых, ассоциация поставила жесткое условие – хозяйства без стандартного набора гостиничных удобств в проект не принимаются, что требовало определенных инвестиций. Во-вторых, жители постоянно твердили, что никаких особых традиций в селе нет, и «никому они не нужны, с их падающими на головы камнями». Тогда мы привезли двух монашек из румынского монастыря Сучевица для обучения искусству росписи пасхальных яиц.

И хотя сельчане не припоминали, чтобы в Старом Оргееве этим когда-либо занимались, этнографические исследования показали, что в былые времена такая традиция была и ее необходимо восстанавливать. Любопытно, что на второй день занятий, под крышей старого сарая в одном из Требуженских дворов, нашелся старинный инструмент для росписи яиц. Находку требуженцы восприняли как знак свыше и принялись осваивать ремесло с удвоенной энергией.

За минувшее десятилетие часто муссировался вопрос о включении села Бутучены в список объектов культурного наследия ЮНЕСКО. Что делается в этом направлении?

Это длинная история. Еще в 1968 году Бутучены вошли в число неперспективных сел Молдовы, что означало прекращение строительства и улучшения инфраструктуры. Молодым давались места в соседних Требуженах, и активная часть населения перекочевала туда, в перспективе село должно было попросту исчезнуть. Однако впоследствии это сыграло на руку ценителям культуры: благодаря запрету на застройки Бутучены сохранили свою аутентичность.

В начале 90-х там работала команда научных работников с участием студенческих археологических школ, которые провели серию раскопок. Часть очень любопытных находок привезли в Кишинев, часть осталась в оргеевском музее. В те времена были попытки создать в этом месте научную заповедную зону, но из-за нехватки финансирования работу пришлось свернуть.

Когда мы пришли туда в 2000 году, то обнаружили, что, кроме музея, там отсутствует туристическая инфраструктура, и даже чаю негде попить. Со временем ситуация менялась, и в 2005 году впервые был поставлен вопрос о включении культурно-природного заповедника Orheiul Vechi в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Эти объекты во всем мире привлекают большой туристический поток. Сегодня в мире насчитывается около миллиона путешественников, в чью программу входит посещение объектов списка ЮНЕСКО, для Молдовы – это новые рабочие места и развитие экономики. Чтобы новый объект попал в этот список, необходимы комплексные работы и основательный подготовительный период.

А у нас даже не было соответствующего закона, и вопрос затянулся. Благодаря USAID работа над исследованиями и подготовка документации недавно возобновились. В ближайшее время ожидается приезд международного эксперта по культурному наследию, который вместе с нашими специалистами будет готовить подачу заявки в следующем 2017 году.

Значительный вклад в достижение этой цели внес профессор Георге Постикэ, который сердцем и умом «прикипел» к идее развития Старого Орхея".

Ваш проект получил дальнейшее развитие?

В 2002 году в Кишиневе состоялась первая международная конференция по сельскому туризму, с участием Генерального секретаря Европейской Федерации сельского туризма Клауса Эрлиха. По ее итогам была принята резолюция по разработке закона о фискальных послаблениях, способствующих быстрому развитию отрасли.

Единственными, кто откликнулся, было представительство UNDP, профинансировавшее разработку проекта закона. Большинство глав уездов восприняли закон на ура, его важность понимали и многие парламентарии. Но проект остановился на уровне минфина, «чтобы не создавать прецедентов послаблений».

Мы пытались расширять географию межнациональной сети пансионов по всей республике. В качестве стратегических направлений были определены 4 пилотные зоны – Оргеев, Глодяны, Калараш и Резина. Однако из-за отсутствия необходимой господдержки и информационного вакуума развитие значительно замедлилось.

Какая именно господдержка необходима?

В качестве хорошего примера можно привести ситуацию в соседней Румынии. Власти этой страны дали 10 лет налоговых послаблений для сельских жителей, желающих развивать туристическую деятельность на основе своих хозяйств. В результате люди стали активно скупать землю и застраивать ее пансионами. Первый из них открылся еще в 1995 году, и за 5 лет их число достигло 2800.

Из-за такой сверхактивности в 2000 году действие закона пришлось приостановить. Параллельно стали привлекаться европейские деньги на развитие туристической инфраструктуры, строительство качественных дорог и т. д. При этом государство занималось бесплатным продвижением туристических хозяйств. То есть, в Румынии речь идет о комплексном развитии отрасли, что Молдове и необходимо перенять.

Какова сейчас ситуация в сфере внутреннего туризма?

У нас есть неплохая стратегия развития туризма до 2020 года, но этот план остается без финансирования. Да, какую-то часть денег дают международные доноры, есть профессиональные ассоциации, разрабатывающие проекты и получающие под них бюджеты.

Но здесь возникает ситуация, когда в большинстве случаев требуется существенное софинансирование и кредитование на условиях 10-20% на несколько месяцев, и даже до года. Это очень серьезное препятствие. Вот если бы наш национальный орган туризма располагал фондом поддержки проектов, способствующих внедрению данной стратегии – результаты были бы куда лучше, и развитие отрасли шло бы по плану.

Общая инфраструктура до сих пор оставляет желать лучшего, хотя в последнее время есть некоторый прогресс. Сейчас больше внимания надо уделять безопасности на туробъектах, экстремальным аспектам, которые препятствуют увеличению турпотока. Второе: туристические агентства имеют право работать только с пансионами, обладающими сертификатом классификации, иначе они рискуют остаться без лицензии.

На сегодняшний день официально принимать туристов могут 20 хозяйств. Еще более 50 хозяйств фактически готовы оказывать услуги в области сельского туризма, но началу их официальной деятельности препятствует забюрократизированность и дороговизна процедуры регистрации туристического пансиона.

Наша ассоциация неоднократно предлагала внести в законодательство ряд положений о финансовых послаблениях и упрощениях, и мы опять в режиме активного ожидания…

Каковы современные стандарты качества для пансионов?

Эти стандарты должны соответствовать букве постановления «Об утверждении норм и критериев классификации структуры туристического приема». То есть, хозяйство должно иметь базовые условия для приема туристов, с ночлегом и питанием на стандартном гостиничном уровне. Здесь должны сочетаться местные традиции и профессиональный уровень сервиса.

Это могут быть сельские пансионы, фермерские хозяйства, мастерские народных умельцев или фольклорные студии, представляющие конкретный регион и доступные круглогодично. Например, у нас прекрасно можно развивать типичную форму агротуризма, когда путешественник, остановившийся у фермера, при желании, может наблюдать или помогать ему в работе и питаться натуральными продуктами. Хорошим примером являются и виноделы, которые с радостью приглашают на сбор урожая и участие в изготовлении вина.

Идеально, если турхозяйство уникально, обладает индивидуальностью: у кого-то развит культмассовый сектор, кто-то делает акцент на натуральном хозяйстве, кто-то занимается оригинальным рукоделием и т. д. С точки зрения бизнеса здесь есть определенные проблемы, так как в менталитете жителей Молдовы не заложен опыт продажи подобных услуг. Можно вспомнить прекрасный туристический объект Цыпова, где продажа еды и напитков считается грехом.

Расскажите о вашем новом туре. В чем его уникальность?

Название тура – «Древо жизни, или Охота за духовными сокровищами». Он разработан в рамках проекта ALECTOR, финансируемого Евросоюзом и направленного на создание сети участников, сохраняющих и развивающих культурное наследие через туризм. Каждый из 12-ти партнеров из 7-ми стран черноморского региона разработал маршрут из 10 значимых объектов таким образом, чтобы все маршруты в итоге соединились в единую сеть.

В программе принимали участие представители разных секторов – госкомпании, неправительственные организации, университеты и местная администрация. Была поставлена задача отыскать самую интересную и малоизвестную традицию, которая, будучи концепцией тура, предстанет в новом свете и при этом увяжется с традициями всех маршрутов сети. Это было самым сложным, поскольку страны-участницы совершенно разные по происхождению, традициям и культуре.

Хотелось продвинуть молдавский ритуальный хлеб, уникальный по своему разнообразию, и наши эксперты по этнографии в итоге остановились на концепции Древа жизни, украшенного ритуальным хлебом и вином. Маршрут ценен тем, что напоминает о традициях, которые постепенно забываются, и позволяет многое узнать о символах из нашего культурного наследия. Для продвижения тура были использованы и современные технологии.

Впервые в Молдове каждая туристическая локация получила свой QR код, набрав который можно найти краткую информацию о ней и узнать об остальных 11-ти международных маршрутах, включенных в сеть проекта.

Каждое утро в рамках тура начиналось с ритуала: всем его участникам дарили хлеб оригинальной формы, день ото дня разный. Что это означает?

Испокон веков наши предки ели белый хлеб не ради насыщения, а в особых случаях. Ведь, в первую очередь, хлеб – это послание, сопутствующее духовному росту. Молдавские ритуальные хлеба наиболее разнообразны и многочисленны. Ими мы каждый раз отправляли новое послание туристам о предстоящем дне.

К примеру, в первый день хлеб был в виде лестницы – три ступени, символизирующие подземную, земную и высшую жизни. Это своеобразное воззвание к тому, чтобы понять прошлое, прожить сегодняшний день, получив в нем ответы на заданные вопросы, и, наконец, – подумать о дне завтрашнем. В современных пекарнях не вникают в смысл того, что они выпекают, а ведь предки стремились выражать суть жизни через символы.

Это очень ценные невербальные послания, и именно в нашем туре есть возможность их познать, принять участие в приготовлении ритуального хлеба и вина и попробовать эти символы на вкус.

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.