14
11 2014
932

Дэвид Липтон: Восточная Европа - 25 лет переходного процесса

Как же всё может измениться за 25 лет! В 1989 году в Центральной и Восточной Европе начались исторические преобразования – переход от авторитарного коммунизма к демократическому капитализму. Воспоминания о старой системе уже начинаются стираться, поэтому кажется уместным оглянуться на достижения региона, повторить выученные уроки и оценить предстоящие задачи.

Было бы ошибкой полагать, что успех преобразований являлся неизбежным. К моменту окончания холодной войны в экономике стран региона господствовала государственная собственность, а инвестиции концентрировались в тяжелой промышленности.

Бюджетная и денежная политика была нацелена на стимулирование промышленного роста, недостаточно внимания уделялось макроэкономическому балансу, что приводило к хронически избыточному спросу и повсеместному дефициту. Ситуация ухудшалась тем, что большинство стран региона (ярким исключением была Чехословакия) страдали от неподъемного внешнего долга и высокой инфляции.

В то же время лишь немногие экономисты и политики имели опыт и образование, необходимые для того, чтобы справиться с предстоящей сложной задачей. Масштаб требовавшихся перемен был таков, что ни современная макроэкономическая наука, ни Международный валютный фонд, с его почти 50-летним опытом работы, не могли дать исчерпывающих рекомендаций. Трудности, которые надо было преодолеть, были пугающими, и многие считали, что сделать это невозможно.

Но успеху переходного процесса помогли четыре основных фактора. Во-первых, государственные и политические деятели смело взялись за планирование ключевых реформ и объяснение их последствий обществу, которое, естественно, было встревожено. Эти отважные люди поняли исторический характер своей задачи и не отступили.

Во-вторых, реформы сосредоточились на главном: либерализации цен — чтобы показать ограниченность ресурсов и облегчить их распределение; финансовой стабилизации — чтобы покончить с инфляцией и дефицитом товаров и услуг; приватизации государственных компаний и активов — чтобы улучшить корпоративное управления и бизнес-показатели. Как правило, страны, которые проводили такую политику, быстрее всего и в наибольшей степени достигли прогресса.

В-третьих, стремление воссоединиться с Европой после стольких лет изоляции, совпавшее с политикой расширения Евросоюза, создало то гравитационное поле (и основу для законотворчества), которое помогло политикам оправдать и провести трудные реформы. Принятие непопулярных законов иногда приводило к отставкам правительств, но ключевой вопрос для любой новой политики оставался неизменным – «Приведёт ли она нас обратно в Европу?».

Наконец, внешняя поддержка помогла обремененным долгами странам региона справиться с двойной задачей – провести структурные реформы и преодолеть финансовую нестабильность. Финансирование со стороны МВФ, Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития, а также двусторонних кредитных учреждений, наряду со смягчением долговых требований государственными и коммерческими банками-кредиторами, способствовали снижению нагрузки. Техническая помощь, содействие укреплению институтов, поддержка приватизации (в особенности, банков) также сыграли позитивную роль.

В целом прогресс оказался впечатляющим. Некоторые страны Центральной Европы достигли подушевого уровня ВВП (измеряемого по паритету покупательной способности), который соответствует доходу стран-членов еврозоны, хотя и самых небогатых. Стандарты жизни радикально улучшились, пусть даже до уровня жизни Западной Европы региону пока еще далеко.

Впрочем, картина далеко не везде такая радужная, что неудивительно. Некоторые страны, особенно на Балканах и в Содружестве Независимых Государств, еще далеки от завершения переходного процесса, они пережили несколько циклов, когда надежды сменялись кризисами. Как и везде в мире, рост в регионе резко замедлился после того, как в 2008 году разразился мировой финансовый кризис. Замедлился и ход реформ во многих странах, а в некоторых процесс развернулся в обратную сторону. Как показывает конфликт вокруг Украины, геополитические соображения еще больше запутывают ситуацию.

Заглядывая вперед, можно представить два основных сценария развития событий. В первом сценарии, региону грозит цикл слабого роста экономики, отход от рыночно-ориентированной политики, растущее разочарование. Как следствие, преодоление отставания от Западной Европы замедлится, причем многие страны начнут отставать очень сильно: это совершенно не тот результат, который ожидался во время бума середины 2000-х, когда абсолютно очевидным казалось, что цель будет достигнута в течение жизни одного поколения.

Согласно второму, более оптимистичному сценарию, быстрое сближение с развитыми странами по уровню доходов продолжится, в том числе благодаря упору на два приоритета, о которых подробно говорится в новом докладе МВФ. Готовность поддерживать макроэкономическую и финансовую стабильность позволит правительствам справиться с постоянным дефицитом бюджетов и увеличивающимся долгом, а также растущим объемом «плохих кредитов» в экономике.

Более глубокие структурные реформы улучшат деловой и инвестиционный климат, усилят корпоративное управление, расширят доступ к кредитам, снимут ограничения на рынке труда, повысят контроль над госрасходами и качество администрирования налогов – всё это поставит экономику региона на дорогу устойчиво быстрого роста.

МВФ, со своей стороны, остается преданным партнером стран Центральной и Восточной Европы в их преобразованиях на протяжении последних 25 лет. И фонд готов помочь государствам региона сделать следующую четверть столетия столь же впечатляющей.

Дэвид Липтонпервый заместитель директора-распорядителя МВФ, старший директор Национального экономического совета и Совета национальной безопасности США в администрации президента Барака Обамы, заместитель министра по международным финансам при президенте Билле Клинтоне.

Copyright: Project Syndicate, 2014.

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.