20
10 2015
574

Японский синдром приходит в Китай

В Китае в настоящее время происходит то, через что Япония прошла одно поколение назад: заметный спад экономического роста после требований США о сокращении импорта. В конце 1980-х – начале 1990-х США критиковали Японию как «недобросовестного продавца» в связи со стремительным ростом экспорта промышленных товаров. США выдвинула жесткие и, судя по всему, вероятные угрозы ограничить импорт Японии и добилась успеха, подтолкнув Японию к девальвации йены, что помогло резко остановить японский рост.

Такая ситуация может повториться, экономический рост в Китае значительно снижается под давлением девальвированной валюты, которого настоятельно требовали США. На рисунке 1 показан фактический (с учетом инфляции) обменный курс йены за период с 1964 года (когда йена стала конвертируемой валютой для расчетов по текущим операциям) по сегодняшний день. Рост индекса является признаком повышения реальной стоимости, это означает, что после корректировок в связи с относительным изменением уровня цен йена стала дороже по отношению к другим валютам.



Как можно увидеть, стоимость йены в 1960-е и 1970-е годы значительно увеличилась, как ожидалось, обеспечив Японии стремительный догоняющий рост в указанные десятилетия. Затем возникло давление в области торговли со стороны США, и в середине 1980-х Япония согласилась на пересмотр курса по отношению к основным валютам, начав в 1985 году с так называемого «соглашения Плаза».

Стоимость йены увеличилась значительно в качестве части совместной валютной интервенции нескольких стран с достижением фактического роста, составившего 50% в период с 1984 года по 1988 год. На рисунке 2 показано, что рост экспорта Японии резко снизился.



Инвестиционный бум на внутреннем рынке компенсировал замедление экспорта на короткий период времени. Когда казалось, что у йены не было другого варианта движения, кроме роста, в Японию хлынул поток иностранной валюты. Формировался финансовый пузырь. К 1990-м годам инвестиционный бум превратился в спад, «пузырь активов» лопнул, и в Японии начались два десятилетия экономического застоя.

Несмотря на слабую экономическую активность, США продолжали оказывать давление на Японию, вынуждая ее поддерживать завышенный курс йены на протяжении указанного периода. В течение 1990-х и 2000-х я неоднократно спрашивал руководителей высшего уровня японского министерства финансов, почему они допустили сохранение реального роста стоимости йены, прекратив таким образом рост экспорта. Ответ всегда оставался неизменным: Япония опасается торговых репрессалий со стороны США в случае ослабления йены.

Реальный рост йены был немного снижен лишь благодаря смягчению Банком Японии денежно-кредитной политики в 2012 году после начала «Абэномики». Как и следовало ожидать, некоторые промышленные лобби в США опять жалуются, что Япония манипулирует своей валютой, несмотря на то что с 2012 года фактическое ослабление курса практически было лишь откатом на фоне предшествующего убийственного роста стоимости валюты.

В настоящее время с риском аналогичной последовательности событий сталкивается Китай. Его быстро растущий экспорт в середине 2000-х привел к тому, что официальные лица США пригрозили торговыми репрессалиями, если власти Китая не примут меры для ограничения экспорта, не повысят курс юаня и не перейдут к «экономическому росту за счет увеличения потребления». Такое же послание однажды уже было отправлено Японии. Настойчивость США в повышении стоимости юаня усилилась после начала финансового кризиса в 2008 году.

Результаты на сегодняшний день приведены на рисунке 3, на котором показан реальный обменный курс юаня с даты конвертации юаня для использования в расчетных операциях (1996) до сегодняшнего дня. Стоимость валюты начала резко повышаться в 2007 году. Как и в Японии, повышение стоимости вызвало дестабилизацию потоков капитала в Китай, которые были вызваны предположением, что у юаня, также, как и у йены, ранее не было никакого другого пути, кроме роста.



Как и в Японии, рост стоимости валюты сопровождался «финансовым пузырем». Так, на рисунке 4 показано, что реальное повышение курса привело к стремительному падению уровня ежегодного роста экспорта, с примерно более 15 % (плавно на протяжении трех лет) до ниже 10% и до финансового спада в настоящее время.



С 2007 года по 2014 год курс юаня вырос на 32% в реальных, взвешенных по удельному весу во внешней торговле условиях, к маю 2015 года (самый последний месяц, за который предоставлен индекс) общее повышение курса составило 40%. Это частично отражает номинальное повышение курса к доллару США, вместе с эффективным ростом курса по отношению к евро, корейскому вону и другим валютам, так как доллар США «укрепился» по отношению к ним.

Курс юаня продолжает оставаться излишне высоким, несмотря на скромную номинальную 3-процентную девальвацию в августе по отношению к снижающемуся доллару. Фактически, рост курса юаня необходимо сравнивать с недавним движением йены и вона. По состоянию на май 2015 года девальвация йены с января 2007 года в реальном выражении составила 7%, а вона – 3%, обостряя таким образом требования к китайским экспортерам по сокращению расходов по сравнению с их азиатскими конкурентами.

Дальнейшая девальвация юаня кажется необходимой, если Китаю придется содействовать своему экономическому росту и избегать долгосрочной «японской ловушки». Необходимо иметь в виду, что товары при увеличивающемся экспорте из Китая будут попадать не в США и Европу, а в Африку и в Азию, особенно в виде оборудования для строительства инфраструктуры и другой техники. Тем не менее, политическое давление со стороны США и Европы, провозглашаемое как санкции за валютные манипуляции и недобросовестные торговые практики, а также вводящие в заблуждение идеи в Китае о «престиже» юаня, могут привести к сопротивлению Китая любой конструктивной корректировке обменного курса.

Через месяц после девальвации юаня на 3% президент Китая Си Цзиньпин прокомментировал, что «принимая во внимание текущие экономические и финансовые условия внутри страны и за рубежом, нет никаких оснований для длительной девальвации юаня». На протяжении нескольких последних недель Народный банк Китая защищает курс путем продажи валюты.

В начале этого года в журнале The Economist было предложено традиционное Западное мышление. Там было написано следующее: «не позволяйте девальвировать юань по четырем причинам: девальвация может спровоцировать валютную войну в Азии; китайские компании имеют задолженности в долларах США; девальвация может привести к новым санкциям со стороны США за манипуляции с валютой и девальвация может остановить прогресс на пути превращения юаня в резервную международную валюту.

Именно такие ошибочные обоснования привели к целому десятилетию медленного экономического роста в Японии. То же самое может произойти и в Китае.

Copyright: Project Syndicate, 2015.

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.