09
06 2016
956

Пришла пора фискальных мер

Все знают, что нельзя выиграть без боли. Но может быть боль без выигрыша. В жёсткой форме этот урок народы Запада учат, по меньшей мере, с 2012 года. Несколько лет политики бюджетной экономии в США, Европе и Японии не принесли никаких результатов, поэтому для властей настало время снова наращивать госрасходы.

Это предложение встретят с гневом многие правительства, в первую очередь Германии, но не только. Оно будет также отвергнуто многими оппозиционными политиками, которые считают госдолг, накопленный нынешними властями (чьё место они пытаются занять), кошмаром. Но за пределами идеологии и личных интересов находится простая и неотвратимая истина – политика бюджетной экономии не работает.

Японский премьер-министр Синдзо Абэ неохотно признал неудачу этой политики, объявив 1 июня, что его правительство откладывает запланированное повышение налога на потребление. Повышение налога не только не помогло бы обуздать дефицит бюджета и гигантский госдолг Японии, но и, вероятно, привело бы к снижению бюджетных доходов. Предыдущее повышение налога в апреле 2014 года быстро вернуло экономику страны в состояние рецессии.

Страны еврозоны (в развитом мире они являются чемпионами политики бюджетной экономии) этого пока ещё не поняли, несмотря на вопиющие факты. В 2012 году лидеры стран еврозоны подписали бюджетный пакт с целью обуздать госдолг (его совокупный размер, по данным Международного валютного фонда, достигал 91,3% ВВП): государства еврозоны должны были сократить расходы и повысить налоги. К 2015 году бюджетный дефицит стран еврозоны относительно ВВП сократился на две трети по сравнению с его пиком в 2010 году.

Однако уровень валового госдолга при этом вырос – до 93,2% ВВП. В то время как Германия сумела сократить валовый госдолг с 79,7% ВВП в 2012 году до 71% в 2015-м, уровень долга во Франции и Италии продолжал расти, несмотря на жёсткий контроль за бюджетными расходами (особенно в Италии).

Как и остальная Европа, Великобритания шла тем же путём: валовый госдолг страны вырос с 85,3% ВВП в 2012 году до 89,3% ВВП в 2015-м. В США за тот же период уровень долга вырос со 102,5% до 105,8%.

Проблема, естественно, заключается в вялом росте экономики. Он мешает росту зарплат, снижает налоговые доходы, делает невозможным для правительств погашение и сокращение задолженности. Одним из самых главных тормозов экономического роста на сегодня является политика бюджетной экономии. Чем активней правительство уменьшает дефицит бюджета, тем быстрее замедляется рост экономики. А значит, всё менее достижимой становится поставленная цель – снизить уровень долга. Таков бессмысленный круг политики бюджетной экономии.

Разумеется, эта политика не всегда приводит к подобным результатам. В годы инфляции, в 1970-х и 1980-х, инвесторы требовали премию за инфляционные риски, что приводило к росту стоимости долгосрочных заимствований, при этом большой дефицит бюджета обычно вызывал ещё большее повышение долгосрочных процентных ставок, а маленький дефицит помогал их снизить.

После 2010 года именно этот опыт заставил власти предположить, будто снижение государственного спроса поспособствует росту частных инвестиций. (Стоит отметить, что в еврозоне доводы в пользу политики бюджетной экономии были связаны ещё и с взаимным недоверием между правительствами: страны-кредиторы хотели, чтобы страны-должники испытали боль в обмен на «выигрыш» в виде финансовой помощи).

Но времена изменились. Прежде всего, мы уже не живём в эпоху инфляции. Наоборот, Япония и некоторые страны еврозоны столкнулись с дефляцией, а в Великобритании инфляция фактически равна нулю. Лишь в США инфляция растёт, но умеренно. Стоимость долгосрочных заимствований находится на рекордно низком уровне, причём на протяжении уже пяти лет. Реализация политики бюджетной экономии в таком контексте привела к торможению роста экономики, причём настолько мощному, что даже снижение вдвое цен на энергоносители в течение последних 18 месяцев не помогло его преодолеть.

Очевидно, что недостаточно и экспансионистской монетарной политики, то есть масштабных вливаний ликвидности через так называемые меры количественного смягчения (QE). Хотя политика QE отвечает поставленным задачам (и она по-прежнему нужна в Европе и Японии), она оказалась неспособна стимулировать рост частных инвестиций и ускорить создание рабочих мест, а также повышение зарплат.

Прямое вмешательство государства в вопрос о зарплатах может вполне оказаться полезным. Великобритания уже повысила обязательную минимальную зарплату, то же самое вскоре сделают некоторые штаты в США, в первую очередь, Калифорния. Япония, где зарплаты стагнируют, несмотря на очевидный дефицит рабочей силы, возможно, больше других выиграет от подобного решения.

Однако в сегодняшнем мире никакие меры не смогут заменить бюджетную экспансию. Многие страны, особенно в Европе, нуждаются в увеличении государственных инвестиций в инфраструктуру. В более широком смысле, Европе нужен новый «План Маршалла», но на этот раз его оплатит сама Европа, а не американцы. Этот план должен подтолкнуть экономический рост и повысить производительность. Есть достаточно поводов для принятия аналогичной программы и в США. Подобные расходы позволят даже добиться роста налоговых доходов за счёт расширения занятости и повышения зарплат.

В эпоху низкой стоимости заимствований и низкой или нулевой инфляции (или даже дефляции) политика бюджетной экономии не является правильным решением. Для властей пришло время признать, что нет нужды терпеть боль, если она не приносит никаких выигрышей. Настало время фискальных мер.

Copyright: Project Syndicate, 2016.

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.