15
04 2021
105

Упущенный шанс «Большой двадцатки»

ИСЛАМАБАД В начале апреля министры финансов «Большой двадцатки» согласились с предложение выпустить специальные права заимствования (СДР), резервный актив Международного валютного фонда, на сумму $650 млрд. Кроме того, они одобрили дополнительный шестимесячный мораторий на долговые выплаты, которым потенциально могут воспользоваться 73 развивающиеся страны. Но хотя это соглашение стало шагом в правильном направлении, «Большая двадцатка» упустила шанс сразу предотвратить назревающий долговой кризис в странах Глобального Юга.
 
Предыдущие долговые кризисы должны были научить нас, что
, делая слишком мало и слишком поздно, мы задерживаем восстановление экономики и повышаем стоимость долговой реструктуризации как для должников, так и для кредиторов. В мире по-прежнему высок риск повторения ошибок, которые привели к двум потерянным для развития десятилетиямв 1980-х и 1990-х годах
 
Даже до пандемии Глобальный Юг двигался к долговому кризису, а сейчас ситуация резко ухудшилась. Следует признать, что в апреле 2020 года «Большая двадцатка» быстро отреагировала, одобрив «Инициативу по приостановке обслуживания долгов» (сокращённо DSSI). Но хотя инициатива DSSI обеспечила передышку для 43 стран, позволив им отсрочить выплаты государственным кредиторам, она не изменила чистую текущую стоимость долга этих стран.
 
Именно поэтому в ноябре 2020 года инициатива DSSI была дополнена «Общими принципами по урегулированию долга после завершения DSSI», которые позволяют 73 странам с низкими доходами, имеющим право на участие в DSSI, попросить о реструктуризации долга. Это тоже был шаг в правильном направлении, но он тоже стал недостаточным.
 
Начать с того, что «Общие принципы» применяются только к странам с низкими доходами. Многие из этих стран действительно нуждаются в помощи, однако она также нужна странам со средними доходами и с очень высоким уровнем долга, которые сильно пострадали от пандемии. По данным Всемирного банка, из тех 124 миллионов человек, которые, согласно оценкам, скатились в 2020 году в крайнюю нищету, 80% живут в странах со средними доходами.
 
Кроме того, «Общие принципы» урегулируют долговые проблемы стран-должников на индивидуальной основе, и поэтому они не решают проблему долгосрочной стигматизации любой страны, которая воспользуется этой помощью. Помимо того факта, что многие развивающиеся страны уже фактически потеряли доступ к рынкам капитала, те из них, кто ещё способен получать финансирование с помощью международных облигаций, сталкиваются с нарастающими рисками. С начала года экономика развивающихся стран слабеет в ожидании ужесточения условий кредитования. И именно на долю развивающихся стран приходится 95% всех случаев снижения кредитных рейтингов тремя ведущими агентствами после начала пандемии.
 
Наконец, «Общим принципам» не хватает обязательства кредиторов и стран-должников использовать вновь обретённое бюджетное пространство для достижения глобально согласованных климатических целей и целей развития. Имеется масса эмпирических доказательств, которые показывают, что для климатически уязвимых стран стоимость госдолга обычно оказывается выше и что изменение климата повышает суверенные риски. У стран, которые не способны инвестировать в климатическую устойчивость и в развитие, уровень долга в будущем станет ещё менее устойчивым.
 
Но даже если не принимать во внимание дополнительные климатические риски, с которыми сталкиваются страны с низкими доходами, проведённый МВФ анализ позволяет сделать вывод, что к концу февраля 2021 года больше половины проанализированных фондом стран уже испытывали проблемы с погашением долга, или у них был высок риск возникновения подобных проблем. Ситуация усугубляется тем, что во многих развивающихся странах наблюдается постоянный чистый отток капитала, а предоставляемые международными организациями деньги на борьбу с пандемией используются для выплат частным кредиторам.
 
Учитывая все эти проблемы, «Общие принципы» необходимо срочно пересмотреть, чтобы обеспечить всеобъемлющее облегчение долгового бремени с ориентацией на зелёное, инклюзивное восстановление экономики. С этой целью мы предлагаем внести следующие изменения.
 
Во-первых, вместо того, чтобы ждать, когда страны начнут проявлять инициативу и подавать заявки на облегчение долгового бремени в индивидуальном порядке, следует признать, что системный кризис требует системного решения. «Большая двадцатка» должна стимулировать все страны с низкими и средними доходами, чей уровень долг признан неустойчивым, принять участие в долговой реструктуризации. При оценке уровня долгового бремени проводимый анализ должен учитывать климатические и другие риски устойчивости, а также оценивать финансовые потребности страны на адаптацию и борьбу с изменением климата.
 
Столь же важно, чтобы правительства, получающие помощь в урегулировании долга, обязались провести реформы с целью привести свою политику и бюджет в соответствие с «Повесткой устойчивого развития до 2030 года» и Парижским климатическим соглашением. Часть реструктурированных выплат должна направляться в Фонд зелёного и инклюзивного восстановления экономики, который затем будет использоваться правительством для инвестиций в программы расходов, соответствующие «Целям устойчивого развития».
 
Кроме того, «Общие принципы» должны включать адекватные стимулы, гарантирующие участие частных кредиторов, которые должны нести справедливую часть нагрузки. Если анализ долговой устойчивости покажет, что суверенный долг страны вызывает серьёзную озабоченность, МВФ следует сделать условием своих программ процесс реструктуризации с участием частных кредиторов.
 
Переговорам о реструктуризации помогло бы улучшение условий кредитования для новых облигаций, на которые будет обмениваться старый долг по аналогии с облигациями Брейди. В этой связи мы предлагаем «Механизм гарантий для зелёного и инклюзивного восстановления экономики» под управлением многостороннего банка развития. Если срок выплат по новым облигациям пропущен, частные кредиторы получат выплаты из гарантийных средств, а пропущенный платёж затем будет выплачен государством в «Механизм гарантий».
 
Откладывание неизбежной долговой реструктуризации ухудшает положение перегруженных долгами стран и их населения. Правительства не смогут защищать население во время ужасающих медицинских и социальных кризисов, и они не смогут инвестировать в климатическую защиту экономики. У «Большой двадцатки» ещё есть время проявить инициативу и дать всем странам шанс начать движение к зелёному, инклюзивному и устойчивому восстановлению экономики.
 
Шамшад Ахтар бывший управляющий Государственного банка Пакистана, сейчас председатель совета директоров компании Karandaaz Pakistan
 
 Ульрих Фольц директор Центра устойчивого финансирования в школе SOAS, преподаватель экономики в Лондонском университете (SOAS), старший научный сотрудник Немецкого института политики развития (DIE).
 
Мориц Кремер главный экономический советник консалтинговой фирмы Acreditus, бывший директор по суверенным рейтингам в S&P
 
 Стефани Гриффит-Джонс почётный сотрудник Института исследования развития в Университете Сассекса, директор по финансовым рынкам в «Инициативе политического диалога» при Колумбийском университете.


via | www.project-syndicate.org

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.