17
03 2021
433

«Честное слово» должно быть прописано в договоре

Работник обратился в суд с иском против бывшего работодателя, заявив, что работал у ответчика по совместительству в должности энергетика. При увольнении работодатель не произвел полный расчет.
 
Стороны заключили письменный трудовой договор. В соответствии с п. 13 договора, заработная плата энергетика составила 5000 леев. По словам сотрудника, работодатель обязался ежемесячно выплачивать работнику надбавку в размере 50% к заработной плате. 
 
Истец утверждал, что работодатель не платил зарплату с января по март 2017 г. и сумма задолженности составляет 15 тыс. леев. Также работодатель задолжал надбавку к заработной плате за период с апреля по октябрь 2017 г. на сумму в 25 тыс. леев. 

 

До апреля 2017 г. надбавка в размере 50% исправно выплачивалась.

 

Истецпояснил, что с работодателем имеется договоренность по оплате расходов за использование личного автомобиля работника в служебных целях. Работодатель обязан оплачивать приобретение запасных частей и ремонт личного авто работника. Поскольку работодатель не выполнил свою обязанность, работник потребовал, чтобы суд взыскал накопившуюся задолженность в размере 7693 лей. В обоснование требований, суду были представлены чеки о приобретении запасных частей и документы, подтверждающие ремонт автомобиля.

 

Факт потери работы и наличие задолженности серьезно осложнили материальное положение работника и его семьи, чем причинили моральный ущерб. В счет возмещения морального вреда работник потребовал взыскать с работодателя 10000 леев.

 

Работодатель отказался признать иск и потребовал отклонить его как необоснованный. Представитель работодателя пояснил суду, что по ведомостям учета рабочего времени истец не появлялся на предприятии более трех месяцев и был уволен.

 

Чтобы прояснить вопрос с расходами на содержание автомобиля и надбавками к заработной плате, в суд вызвали бывших коллег истца: главного бухгалтера предприятия и еще одну работницу бухгалтерии, ответственную за учет рабочего времени. 

 

Главный бухгалтер под присягой за дачу ложных показаний подтвердила, что составляла авансовый отчет по расходам работника на содержание автомобиля. Отчет на типовом бланке представлен директору. Директор в резкой форме отказался подписать отчет, под предлогом отсутствия денег. Оплата за расходы не производилась.

 

Второй бухгалтер сообщила суду, что ей ничего не известно о договоренностях с работником по поводу возмещения расходов на содержание и ремонт личного автомобиля. Указаний составлять документы для возмещения расходов директор не давал.

 

Заслушав стороны и проанализировав материалы дела, суд удовлетворил иск частично, признав наличие долга по заработной плате и постановил выплатить работнику 15 тыс. леев в счет возмещения долгов по оплате труда. Во взыскании надбавки по оплате и расходов на автомобиль работнику отказано. Чтобы претендовать на взыскание расходов, соответствующее условие следовало закрепить письменно в трудовом договоре. 

 

Суд отклонил требование работника о взыскании расходов на содержание личного автомобиля, используемого в служебных целях. Суд пояснил, что работник предоставил в суд подтверждение расходов (чеки на сумму 7693 лея), однако не предоставил доказательств, что с работодателем имеется договоренность о погашении расходов. 

 

Стороны заключили трудовой договор на определенный срок, который истек 1 ноября 2017 г., а 31 октября 2017 г. работодатель издал приказ о прекращении трудовых отношений. Суд отметил, что в приказе об увольнении отсутствует основание для прекращения трудовых отношений, что является нарушением действующего законодательства. В то же время, суд постановил, что работник не смог обосновать наличие ежемесячной надбавке к заработной плате.

 

В соответствии с трудовым договором, работнику (истцу) полагается «оплата труда, которая составляет 5000 леев ежемесячно, плюс надбавка в размере 50% в конце года». Из того, как стороны договора сформулировали условие, следует, что 50% обусловлены определенными показателями, достижениями работника, итогами работы, которые фиксирует работодатель. 

 

Стороны не закрепили четкий порядок назначения надбавки. Не ясно, при каких обстоятельствах работник считается достигшим показателей, дающих право на надбавку, в чем заключаются достижения за год, которые служат основанием для выплаты надбавки. Выплата, которую затребовал работник, является стимулирующей, назначаемой по итогам года, а не ежемесячно, как утверждал работник.

 

Сумму морального ущерба суд значительно уменьшил и взыскал в пользу работника всего 3000 леев. Конкретная сумма возмещения морального ущерба определяется судом с учетом всех обстоятельств дела. При этом сумма возмещения не может быть ниже среднемесячной заработной платы работника. При определении морального ущерба, подлежащего возмещению, следует руководствоваться принципом справедливости возмещения морального вреда. По мнению суда, в указанном споре сумма в 3000 леев, является достаточным и справедливым возмещением морального вреда, причиненного работнику.

 

Работник обжаловал решение суда и подал апелляцию, пояснив, что в бухгалтерию предприятия были предоставлены все чеки, подтверждающие покупку запасных частей и ремонт автомобиля. На основании документов бухгалтерия составила авансовый отчет, который должен был подписать директор. 

 

По вопросу доплаты работник отметил, что в период с июня по декабрь 2016 г. работодатель выплачивал набавку, а в период с января по октябрь 2017 г. свои обязательства не выполнил. Следовательно, работодатель признал факт ежемесячной надбавки.

 

В качестве дополнительного аргумента работник сослался на ст. 512 Гражданского кодекса (ГК) (в редакции до 1 марта 2019 г.), которая дает общее определение обязательств и ч. (1) ст. 327 Трудового кодекса – сторона трудового договора, причинившая материальной или моральный ущерб другой стороне при исполнении трудовых обязанностей, возмещает ущерб в соответствии с нормами ТК или других нормативных актов.

 

Апелляционная палата (АП) отклонила жалобу работника, пояснив, что нормы Гражданского кодекса не применимы к спору сторон. 

 

В соответствии с ч. (1) ст. 118 Гражданского процессуального кодекса (ГПК), каждая сторона спора обязана доказывать обстоятельства, на которые она ссылается посредством представления доказательств. Работник не представил документы, подтверждающие обязанность работодателя выплачивать ежемесячную надбавку и покрывать расходы по содержанию автомобиля. Использование автомобиля условием трудового договора не является.

 

Высшая судебная палата отклонила кассацию работника и оставила в силе решения предыдущих инстанций. 

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.