12
03 2014
1809

Министр финансов Анатол Арапу: Шоков для госбюджета не будет

Министр финансов Молдовы Анатол Арапу рассказал о том, как одно из основных ведомств страны намерено выстраивать диалог с бизнесом и налогоплательщиками. После вашего назначения на должность вы неохотно общались с прессой. Это недоверие к СМИ или природная скромность? Нам, в министерстве, нужно показывать результаты, а не ходить и постоянно говорить об этом прессе. Я придерживаюсь принципа: больше дела, меньше слов. С почином. Спасибо. Вы руководите министерством более полугода. Не жалеете, что ушли на публичную должность из бизнеса? Когда в стране совершается что-то важное, нельзя быть в стороне. Я считаю, что каждый, если может в нужный момент что-то сделать в своем государстве, он должен это сделать. Что повлияло на ваше решение перейти на должность министра? Зарплата сравнительно небольшая. В первую очередь доверительные отношения с премьер-министром, которого я знаю с 1992 года. С Юрие Лянкэ? Да. Мы даже работали с ним вместе за рубежом. Как и с господином Филатом, который и предложил мне возглавить на небольшой период Министерство финансов. Во всех министерствах объявлены реформы. В ведомствах Минфина также ожидаются изменения? У министерства есть хорошо продуманная стратегия публичных финансов, утвержденная правительством и парламентом. Необходимо ее эффективно исполнять. Не нужны революции. Коллектив у нас, который я знаю еще с 1998 года, очень сильный. В области финансов нужна не спешка, а обдуманные шаги. Учитывая, что год предвыборный, есть ли какие-то пункты, которые вы хотели бы обязательно внедрить? Мы сегодня серьезно работаем с международными организациями по модернизации нашего Налогового кодекса. Ему уже 16 лет, а потому бизнесмены и эксперты уверены, что его пора переписать по-новому. Сегодня идут переговоры с Международным валютным фондом, со Всемирным банком по спецпроекту о найме международных консультантов, которые помогли бы с новой редакцией Налогового кодекса. Речь идет не о всех видах налогов. Мы хотим перенять опыт Болгарии, который за 5 лет позволил увеличить там сбор налогов на 5% от ВВП. Это серьезный эффект от модернизации системы налогообложения. Наша конечная цель — правильный сбор налогов, во время которого "святым" для инспектора будет налогоплательщик. Некоторые эксперты считают, что подписание соглашений с ЕС из-за аннулирования пошлин приведет к 40%-ному сокращению таможенных поступлений в госбюджет. На 40% они уже сократились после подписания соглашений о свободной торговле с СНГ. То есть в целом уменьшение таможенных поступлений составит 80%. Чем вы намерены латать дыры? Основная часть в структуре таможенных поступлений — налог на добавленную стоимость. Ничего в этой области не поменяется. Уменьшатся таможенные пошлины, которые уже сегодня не слишком значительны, поскольку применяются к малому количеству товаров, а значит, и доход в госбюджет не сильно сократится. Негативного эффекта не нужно ожидать еще и потому, что тарифные ограничения будут упраздняться постепенно. Поскольку НДС останется, шоков для госбюджета не будет. Более того, увеличение товарооборота, которого мы, несомненно, ожидаем после подписания соглашений с ЕС, должно повлечь рост доходов за счет налогов. Налоговая политика позволяет выполнять не только налоговую, но и стимулирующую функцию. Как вы намерены выводить бизнес из тени? По статистике, доходы государственного и консолидированного бюджета составляют 30% от ВВП. Это очень высокая цифра даже по сравнению с западными экономиками. Другое дело, что в абсолютном выражении цифра маленькая, так как ВВП нашей страны небольшой — всего около 100 млрд. леев. Но уровень собираемости налогов в Республике Молдова, исходя из существующих налоговых ставок, очень высокий. Конечно, есть страны, где этот показатель значительно выше — Швеция, Норвегия. Но это государства с высочайшим уровнем сбора и налогообложения, который составляет около 50% от ВВП. Каков реальный масштаб теневой экономики, миллиард леев есть? Думаю, значительно больше. Да, теневая экономика есть. Причем во всех странах. Да, у нас она больше. Но причина этого не только в слабости государства, в неспособности управления и контроля, но и в воспитании населения. Граждане должны сами проявлять инициативу и не соглашаться на черные зарплаты. Когда начнется давление со стороны населения, тогда вопрос решится. Методы принуждения государством не помогут. К разговору о методах принуждения. На днях Нацбанк заявил, что вмешается в стабилизацию курса лея. На ваш взгляд, что происходит с леем, почему национальная валюта слабеет по отношению к евро и доллару? Во-первых, это проблема не только нашей страны. После Нового года началась тенденция к девальвации во всех государствах с переходной экономикой. Обратите внимание на девальвацию в богатых странах, со стабильными ресурсами для экономики (в России, Казахстане). То есть в глобальном масштабе наблюдается процесс снижения доверия к странам с переходной экономикой. В том числе к государствам Латинской Америки и Восточной Европы. Молдове, с ее открытой экономикой, этого невозможно избежать. Я считаю, что девальвация — это временное явление, так как на данный момент для нее нет формальных предпосылок. В прошлом году экономика выросла (на 8%. ― прим. "Панорамы"), есть тенденция к росту и в этом году. Мы не должны забывать, что после 1992 года мы живем в рыночной экономике. Сколько бы власть ни пыталась ею управлять, самым важным остается рыночный фактор. ВОПРОСЫ МИНИСТРУ ФИНАНСОВ АНАТОЛУ АРАПУ Председатель Союза ассоциаций сельхозпроизводителей "Униагропротект" Александр Слусарь:
"Господин министр, 8%-ная ставка НДС на сельхозпродукцию утверждена на долгосрочный период или при следующем окрике МВФ вы все-таки можете "сдать" ее и снова вернуть в налоговую политику нестабильность для аграриев?"
Считаю, что на сегодняшний день это правильная ставка для нашего сельхозсектора. Диалог с МВФ мы вели с сентября прошлого года. Чтобы выстроить правильные аргументы Молдовы, Министерство финансов потратило очень много сил и средств: приглашали международных экспертов, проводили семинары с представителями стран европейского сообщества, нам рассказывали о том, как, например, в Германии работает система налогообложения. Если бы мы не были убеждены в том, что это нужно делать (вводить 8%-ную ставку НДС. - прим. ред.) на долгосрочную перспективу, мы бы этого не делали. Но, исходя из опыта большинства стран европейского сообщества, где применяется пониженная ставка НДС, в этом есть определенный резон. И аргументы мы приводили в диалоге с МВФ. Да, мы признаем: у Валютного фонда другой подход к налогообложению для сельского хозяйства. Они хотят применять классические 20% по всей линии НДС. К сожалению, не везде это работает. Естественно, в будущих диалогах нам придется доказывать, что у нас подход — лучший как для сельского хозяйства, так и для экономики в целом. И вообще, в мире, особенно в странах европейского сообщества, наблюдается абсолютно нормальная тенденция — НДС на продукты питания и социального значения должен быть ниже обычной ставки. В некоторых государствах она вообще нулевая. Но это там, где существуют другие статьи доходов, за счет которых можно покрыть нулевую ставку на пищевые продукты. То есть в долгосрочной перспективе мы должны стремиться к такой системе. С МВФ у нас разногласия не большие. В целом Фонд очень позитивно оценил общую экономическую политику нашего государства. Мы постоянно обращаемся за советами к МВФ. Недавно завершилась миссия по оценке системы налогового администрирования, благодаря чему мы будем ее реформировать. Диалог продолжается. Что касается приватизации, то МВФ хочет, чтобы политика государства в области затрат была прозрачной, понятной и реальной. То есть не нужно рисовать того, чего не достигнешь. Еще настаивают на стабильном курсе и низкой инфляции, а это главные условия развития бизнеса. И в госбюджете на 2014 года не предусмотрены доходы от приватизации крупной собственности. Примар Кишинева, вице-председатель Либеральной партии Дорин Киртоакэ:
"Мой вопрос касается Banca de Economii. Мы считаем, что принятое решение по разгосударствлению доли правительства в банке неправильное, незаконное и должно быть пересмотрено. А учитывая, что положение банка за последние полгода ухудшилось, намерено ли министерство пересмотреть это решение?"
Не хотел бы комментировать этот вопрос, поскольку его долго обсуждали в обществе и парламенте. Были высказаны все аргументы "за" и "против". Если говорить об ответственности, то не в компетенции Министерства финансов выступать с какими-либо предложениями по банку. Да, в нем представлены интересы государства, но сейчас я не считаю нужным это комментировать.

via www.mf.gov.md

интервью www.pan.md

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.