09
12 2020
1157

Судебная практика. Материальная ответственность главного бухгалтера

Предприятие обратилось в суд с иском против уволившегося главного бухгалтера, обвинив сотрудника в том, что она ежемесячно начисляла себе дополнительно 2400 леев сверх оговоренной сторонами заработной платы. Помимо этого, главбух допустила ряд нарушений финансовой дисциплины: не зарегистрировала накладные в электронном реестре, за что предприятие было оштрафовано ГНС, не довела до конца процедуры, которые следовало провести по завершению финансового года. Работница не вернула фирме служебный телефон и не предоставила электронные ключи для предоставления отчетности. Факты нарушений установлены служебным расследованием работодателя. О результатах расследования он уведомил бывшую работницу по почте.

 

Главбух самостоятельно сделала записи в трудовой книжке (в 2016 г.) и более не вышла на работу. Письмом работодатель уведомил бухгалтера о том, что ей следует до конца выполнить свои обязанности. Главный бухгалтер отказалась признать требования работодателя и подала встречный иск против работодателя. В ответ бухгалтер потребовала доплатить неполученные, по ее мнению, суммы заработной платы. По мнению работницы, при проведении служебного расследования допущен ряд нарушений. В частности, работодатель не потребовал от нее пояснений по факту нарушений. 

 

Истица пояснила, что после трудоустройства она обнаружила, что учет не был переведен под требования НСБУ, обязательных с 1 января 2015 г., в соответствии с приказом Минфина №118/2013 г. Перевод счетов под новые правила производился вручную и занял полгода. За выполненный объем работы ей обещали доплату, но дополнительный денег главбух не получила. 

 

В декабре 2015 г. истица подала заявление об отставке на основании ч. (41) ст. 85 ТК и пояснила, что для ее должности трудовое законодательство предусматривает увольнение в тридцатидневный срок с момента подачи заявления. Работодатель знал, что от него уходит главный бухгалтер, но не предпринял мер для его замены.

 

Основным аргументом бухгалтера против бывшего работодателя стало обвинение в обмане по зарплате: работодатель подменил данные в трудовом договоре по заработной плате и прописал в договоре 7600 леев. Дополнительный аргумент – трудовой договор с «заниженной» оплатой не имел подписи главного бухгалтера. Реальная заработная плата прописана в штатном расписании предприятия, она составляет 10 тыс. леев.

 

Заслушав стороны, суд отклонил иск бухгалтера и полностью удовлетворил иск работодателя. Поскольку стороны заявили несколько взаимных претензий, суд разобрал каждое требование в отдельности.

 

Оплата труда. Из материалов дела установлено, что работница принята на должность главбуха на основании заявления и в соответствии с приказом работодателя. В приказе отмечено, что оплата труда будет производится согласно штатного расписания.

 

В штатном расписании, утвержденным приказом от 2 января 2015 г., главбуху полагается ставка в размере 7600 леев. Несмотря на то, что 2 января 2015 г. был выходным днем, работодатель, как лицо частного права, мог утвердить штатное расписание. Более того, 30 января 2015 г. ГИТ зарегистрировала штатное расписание работодателя, не высказав никаких претензий по поводу содержания указанного документа. На штатном расписании, предоставленном в суд, имеется печать и входящий номер ГИТ.

 

Бывшая сотрудница отказалась признавать штатное расписание как доказательство, поскольку работодатель не ознакомил ее с расписанием под роспись. Суд отклонил этот аргументы истицы, поскольку положения законодательства не предусматривают обязательного ознакомления работников со штатным расписанием предприятия под роспись. В то же время, истица не могла не знать о его содержании, поскольку начисляла заработную плату в соответствии с положениями штатного расписания предприятия, исключение составила только ее собственная заработная плата, которую истица необоснованно завысила.

 

Суд установил, что трудовой договор с заработной платой на сумму в 7600 леев был предоставлен истице для подписания, но ее не устроил размер заработной платы, она направилась к директору для переговоров по заработной плате, договор так и остался неподписанным.

 

Трудовой договор с главным бухгалтером зарегистрирован в Реестре учета трудовых договоров. Факт был подтвержден копией из Реестра. 

 

Суд отклонил аргумент истицы о том, что ею не был заключен трудовой договор. Факт трудовых отношений сторон доказан приказом работодателя, записью в трудовой книжке и регистрацией в данных главного бухгалтера в бухгалтерской программе.

 

Дополнительная оплата труда. Что касается требований о дополнительной оплате труда, суд отклонил данное требование, постановив, что главный бухгалтер выполняла работу (в том числе перевод на НСБУ) в пределах должностных обязанностей. 

 

Материальный ущерб. Из материалов дела установлено, что в конце декабря 2015 г. главбух извещена работодателем о том, что без согласия руководства она начислила себе повышенную заработную плату, оплатила повышенные налоги и взносы в социальный фонд. Одновременно работодатель потребовал завершить все бухгалтерские процедуры, связанные с окончанием финансового года, передать протоколы, документы и имущество, которые были получены во время выполнения служебных обязанностей.

 

После увольнения главного бухгалтера работодатель издал приказ, которым констатировал, что работница причинила ему материальный ущерб: 23 622 лея выплаченной сверх установленной заработной платы, штраф ГНС в размере 7200 леев за нерегистрацию накладных и1800 леев в счет стоимости мобильного телефона. Из этой суммы работодатель вычел долг по заработной плате за декабрь 2015 г. в размере 7600 леев и компенсацию за неиспользованный отпуск 4008 леев. В итоге долг работницы составил 21 тыс. леев.

 

Суд установил, что табель о выплате заработной платы в размере 10 тыс. леев директором не подписан. К делу не применимы положения ч. (5) ст. 148 ТК о том, что излишне выплаченная заработная плата не может быть взыскана с работника. В данном случае речь идет о нарушении, допущенном главным бухгалтером.

 

Суд отклонил аргументы о том, что работнице не была предоставлена возможность дать пояснения работодателю. На момент проведения служебного расследования бухгалтер уже не работала, поэтому работодатель не имел права требовать от нее пояснений.

 

Штраф ГНС. Суд остановился на вопросе об ответственности по штрафам, наложенным ГНС, признав, что главный бухгалтер ответственна за регистрацию налоговых накладных в электронном реестре, и отклонил аргумент, что у работницы отсутствовала возможность регистрации накладных в электронном реестре. Было установлено, что в рабочем компьютере была установлена электронная подпись генерального директора, что позволяло провести регистрацию накладных.

 

Возврат служебного телефона. Суд пояснил, что работница не доказала факт возврата телефона работодателю после увольнения, в то же время работница и не отрицала, что продолжает владеть служебным мобильным телефоном. Стоимость телефона установлена в соглашении между телефонной компанией и работодателем. В документах дела нет подтверждения, что работница вернула работодателю мобильный телефон.

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.