19
02 2020
1247

Видеодоказательства и их рассмотрение в суде

Суды рассматривают доказательства сторон спора и ни одно из доказательств не должно обладать преимуществом или большей силой по отношению к остальным. В подтверждение фактов, на которые ссылаются стороны, подаются документы, допрашиваются свидетели, представляются фото- и видеодоказательства. По спорам финансового характера, осуществлению выплат, долгам основным доказательством, все же, будет письменный документ. Тем более, что в ряде случаев закон ограничивает доказывание с помощью свидетелей. Часто в суд представляются доказательства, добытые в ходе скрытой съемки, и позиция законодателя по данному вопросу неоднозначна. С одной стороны, запрещено использовать видеозапись, полученную скрытым путем, за исключением случаев, когда такая запись допускается законом (ч. 2 ст. 146 Гражданского процессуального кодекса). С другой стороны, ГПК не раскрывает деталей и не описывает условий, при которых срытая съемка допускается и принимается судом. Одним из допустимых случаев признаются доказательства, добытые лицом, имеющим лицензию на охранно-детективную деятельность. Лицензированные лица вправе вести сбор доказательств по гражданским делам на договорной основе с участниками процесса (п. b) ч. 1 ст. 6 Закона о частной детективной и охранной деятельности №283-XV от 4 июля 2003 года). Практика рассмотрения видеодоказательств является неоднозначной. Даже если видеосъемка полностью исключает претензии к ответчику и должна повернуть ход процесса в иное русло, суд может отклонить запись, сделанную скрытно и не признать ее доказательством. Истица обратилась в суд с иском о взыскании задолженности в размере 7 тыс. евро и пени за просрочку в размере 2 тыс. евро. Она предъявила суду расписку ответчика: он обязался вернуть 7 тыс. евро, занятые у истицы, не позднее 1 октября 2015 г. Срок возврата наступил, ответчик деньги не вернул. Истица неоднократно требовала возврата долга, но денег не получила. Суд Кишинева постановил: взыскать долг (7 тыс. евро) и пеню (2701 евро) в леях по курсу НБМ на день исполнения плюс судебные расходы. Ответчик отрицал долг и обжаловал решение суда в Апелляционную палату Кишинева. В ходе заседания АП ответчик пояснил, что денег не брал. Расписка написана под нажимом бывшей супруги. Истица и бывшая жена – близкие подруги. Бывшая жена заявила, что не позволит истцу видеться с детьми, если тот не напишет долговую расписку. Расписка о долге - инструмент шантажа. В подтверждение состоялась демонстрация видеосъемки, которую ответчик скрытно произвел на переговорах с истицей. В разговоре истица признает, что не одалживала ответчику никаких денег. Ответчик настаивал: суть спора не в деньгах, а в шантаже, и спор не финансовый, а семейный. АП приняла видеосъемку как доказательство правоты ответчика. Решение суда о взыскании долга отменено. Истица факт переговоров не отрицала, но и от взыскания денег не отказалась. Видеосъемка значительно подмывала позицию истицы и ее показания в суде. Несмотря на это, истица обратилась с кассационной жалобой в Высшую судебную палату (ВСП). Она продолжала требовать возврата денег. Ознакомившись с материалами дела и представленными доказательствами, ВСП вынесла новое решение по делу, полностью удовлетворив иск о взыскании долга и пени и указала сторонам и нижестоящим инстанциям на ряд ошибок, допущенных при рассмотрении. 1. Расписка как подтверждение займа Расписка, представленная в суд, доказывает, что между сторонами существуют отношения по займу денег. Обязательство займа на крупную сумму денег, как и положено по закону, оформлено письменно. В расписке указана сумма, оговорен срок возврата. Отмечено, что сумма получена ответчиком у истицы и взята в долг. Расписка признана письменным заявлением о признании обязательства. 2. Оценка видеодоказательств ВСП отказалась принимать в качестве доказательства видеозапись беседы истицы и ответчика, на которой истица признает, что никаких денег в долг не давала. Запись не является допустимым доказательством. Запись была сделана скрытно в нарушение норм ГПК. Беседа, которую вели стороны по вопросу займа, была частной, и чтобы оценить ее как доказательство, следует принять во внимание Европейскую конвенцию по правам человека и нормы ст. 8 Конвенции о защите частной жизни и праве на свободное волеизъявление. ВСП постановила, что ответчик сделал запись, нарушив принцип добросовестности, поскольку не сообщил истице, что их разговор будет записан для последующего использования в суде, чтобы предоставить ее как доказательство. Ответчик нарушил ч. (2) ст. 146 ГПК. 3. Апелляционная палата ошибочно признала договор займа недействительным Ответчик не требовал аннулировать договор, он настаивал, что между сторонами договорные отношения отсутствовали вовсе. В то же время, гражданское законодательство не лишает ответчика права заявить подобное требование, однако он его не заявлял. 4. Расписка и факты шантажа Ответчик утверждал, что расписка есть результат шантажа со стороны бывшей супруги. Отказ от подписи означал прекращение контактов с детьми. ВСП отклонила этот аргумент. На момент рассмотрения спора по займу завершилось рассмотрение спора между бывшими супругами о воспитании детей и, двумя годами ранее, по решению суда Кишинева дети оставлены на воспитании отца по его месту жительства. Бывшая супруга не могла помешать встрече детей с отцом. 5. Проведение экспертизы Ответчик настаивал, что в расписке идет речь о сумме леях, а не в евро, и требовал провести экспертизу расписки. Она была назначена, эксперту были поставлены вопросы, но она не была проведена: ответчик не оплатил исследование. Так как ответчик потерял интерес к проведению исследования, судебная инстанция не может провести экспертизу расписки по собственной инициативе. Видеозапись, проведенная ответчиком, противоречит требованиям ГПК и не может быть принята как доказательство и нет оснований для того, чтобы отклонить иск. Ответчику придется вернуть не только основной займ, но и пеню, а также судебные расходы истицы, поскольку ответчик не обжаловал порядок расчета пени и судебные расходы, возложенные на него как на проигравшую сторону. ВСП постановила: взыскать с ответчика долг по займу 7 тыс. евро, пеню за просрочку возврата займа - 2 тыс. евро и, как проигравшую сторону, оплатить расходы на оплату адвоката истицы и вернуть ей государственную пошлину, уплаченную за рассмотрение дела, что в сумме составляет еще 10 тыс. леев.

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.