14
01 2016
513

Гуманизация бесчеловечного будущего

Влияние, которое революционные технологические инновации, например искусственный разум, окажут на функционирование нашей экономики и рынка труда, активно обсуждается уже длительное время.

Но новая книга Джерри Каплана «Людям просьба не обращаться: Путеводитель по благосостоянию и труду в эпоху искусственного разума» впечатлила меня описанием истинного размаха социоэкономических рисков.

Один из сравнительно хорошо известных примеров влияния цифровой революции на работу рынков – это возможность зарабатывать огромные доходы на высокоскоростном трейдинге, позволяющем оказаться на микросекунду «впереди» всех остальных. Другой пример – способность к ценовой дискриминации со стороны новых ключевых игроков электронного рынка, например, Uber, которые благодаря этому получают каждый пенни из прежнего «потребительского излишка» макроэкономической теории. Вскоре может появиться новый вариант более масштабного Uber, объединяющего услуги передвижения на автомобилях, автобусах, кораблях и самолётах с бронированием отелей в одном мобильном суперприложении. Более того, некоторые автопроизводители уже работают как раз над этим.

Ключевой вопрос в том, почему старая добрая конкуренция не способна быстро сократить эти прибыли. Ответ часто связан с моделью бизнеса. Компании много занимают для запуска стартапа, накапливают крупные фиксированные затраты и предлагают на первых порах столь низкие цены, что получают одни убытки. Это даёт им возможность расширять бизнес практически вне конкуренции до тех пор, пока они не создадут фактическую монополию. В этот момент они могут начать повышать цены и сравнительно свободно заниматься ценовой дискриминацией.

Как отмечает Каплан, это как раз то, что сделала компания Amazon. Сначала её бизнес достиг крупных масштабов, позволяющих хранить незаказанные товары в самых различных регионах, тем самым, сокращая транспортные затраты. Теперь же она способна предложить быструю и бесплатную доставку, что не доступно более мелким компаниям. Добавьте к этому сложные алгоритмы, определяющие цены с целью максимизации прибыли, и будет понятно, что доминирование компании выглядит более или менее гарантированным.

Подобный подход способствует расцвету глобальных суперфирм. А это создаёт серьёзные проблемы для рынков труда и для общества, поскольку рабочие места, требующие средней квалификации и основанные на старых навыках, исчезают быстрее, чем могут быть созданы адекватные рабочие места, основанные на новых навыках. Столь же важно то, что этот подход ведёт к шокирующему росту неравенства в доходах, когда ограниченное число домохозяйств не просто пользуются огромными богатствами, но и обретают значительное политическое влияние. Если же происходит слишком быстрая сверхконцентрация доходов, тогда объемы предполагаемых инвестиций оказываются, как правило, недостаточными для имеющихся сбережений, создавая кейнсианский макроэкономический дисбаланс. (Вопреки популярному мнению, значение имеет не реальный размер доходов, получаемых теми, кто больше всех зарабатывает, а изменения в этих доходах).

На сегодня в развитых странах влияние данных технологических перемен остаётся сравнительно небольшим. Однако к 2030 году они способны повлиять примерно на 20% ВВП и 40% рабочих мест. Это колоссальные изменения, которые происходят с беспрецедентной скоростью.

Мы уже начинаем привыкать к установлению рекордов (в 2013 году более 90% всех данных, когда-либо накопленных в человеческой истории, были накоплены в течение предыдущих двух лет), но в реальности скорость и масштабы этой трансформации создают крупные проблемы. Если мы не сумеем решить их адекватно, вряд ли появится более безопасное и процветающее общество, напротив, это будет общество растущего разочарования и безнадёжности, что потенциально способствует экстремальному поведению.

Одно из предложений Каплана – создать «трудовые кредиты». Компании, которым в будущем потребуются определённые навыки, могли бы стать своего рода спонсорами, предлагающими потенциальную работу в будущем людям, желающим приобрести эти навыки. Работник получает кредит, обеспеченный предполагаемым будущим доходом, для финансирования учёбы. Погашение кредита начинается, как только начинается трудовая деятельность. Если рабочее место так и не появилось, человек будет обязан погасить лишь часть кредита, а остальные выплаты берёт на себя компания, которая, тем самым, несёт часть рисков. Предполагается также ограничить размер выплат по кредиту определённым процентом от доходов.

Другое предложение касается реформирования правового поля с целью более аккуратного отражения в законодательстве новых вариантов трудовой деятельности. К примеру, тех, кто одновременно самозанят и работает на условиях неполной занятости, можно было бы лучше инкорпорировать в социальные программы.

Данные изменения, несомненно, полезны. Но ни одно из этих предложений не отвечает масштабам трансформации, с которой мы столкнулись. Что нам реально нужно, так это фундаментально трансформировать модель функционирования наших обществ, причём очень быстро.

Аналитический центр французского правительства France Stratégie и американский предприниматель Ник Ханауэр предложили социально-политические реформы, которые объединяют схожие концептуальные основания. В течение жизни частные лица зарабатывают «баллы» (claims) – сначала за то, что являются легальными резидентами, а затем, например, получая образование и профессиональные сертификаты, выполняя работу на благо общества (в том числе на военной службе), наконец, зарабатывая деньги. Эти «баллы» можно обменять на различные блага, например, отпуск по уходу за ребёнком, курсы переквалификации, дополнительный доход на пенсии. Такая система может включать всех резидентов и при этом быть очень гибкой, предоставляя большую свободу выбора людям, решающим, как и когда использовать «баллы». Её можно было бы дополнить и другими условиями – например, потенциальный работодатель мог бы предлагать дополнительные баллы за участие в программе профессиональной переквалификации.

Одновременно правительствам следует усовершенствовать политику в сфере конкуренции для защиты от угрозы возникновения глобальных монополий. В этом смысле новые мега-региональные торговые соглашения, например, Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство и Транстихоокеанское партнёрство, окажут неоценимую помощь, поскольку они не позволят могущественным участникам рынка диктовать условия, которые отвечают только их интересам. Следует также укреплять международное сотрудничество с целью помешать транснациональным корпорациям уклоняться от налогов, перемещая прибыли между различными юрисдикциями. Объемы подобного уклонения от налогов уже достигли сотен миллиардов долларов.

Для подготовки к вызванной технологиями трансформации, которая нас ожидает, недостаточно подлатать существующие системы. Необходима всеобъемлющая стратегия, нацеленная на создание по-настоящему конкурентных рынков (и политики), а также гарантирующая, что государственная политика служит общему благу.

Copyright: Project Syndicate, 2016.

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.