03
10 2014
786

Нуриэль Рубини: Рациональное спокойствие рынков

На мировых финансовых рынках в этом году возник парадокс, который становится все более очевидным. Хотя геополитические риски умножились — конфликт Россия-Украина, рост исламского государства и растущие потрясения на Ближнем Востоке, территориальные споры Китая с его соседями, а сейчас и массовые протесты в Гонконге, с риском подавления — рынки держатся на плаву, а скорее всего в бурном состоянии.

Действительно, цены на нефть падают, а не растут. В целом, мировые фондовые рынки достигли новых максимумов. И кредитные рынки показывают низкие спреды, в то время как доходы с долгосрочных облигаций упали в большинстве стран с развитой экономикой.

Да, это негативно сказалось на финансовых рынках в проблемных странах — например, на Российской валюте, а также рынках акций и облигаций. Но широкое распространение данного влияния на мировые финансовые рынки, которое обычно порождает геополитическая напряженность не состоялось.

Почему безразличие? Инвесторы слишком самодовольны, или у них явное отсутствие рационального беспокойства, учитывая, что реальное экономическое и финансовое влияние текущих геополитических рисков — по крайней мере, до сих пор — было сдержанным?

Глобальные рынки не отреагировали по нескольким причинам. Для начала, центральные банки стран с развитой экономикой (США, еврозона, Великобритания и Япония) держат процентные ставки около нуля, и долгосрочные процентные ставки удерживались на низком уровне. Это повышение цен на другие рисковые активы, такие как акции и кредит.

Во-вторых, рынки пришли к мнению, что конфликт между Россией и Украиной будет удерживаться, а не перерастет в полномасштабную войну. Так, хотя санкции и контр-санкций между Западом и Россией усилились, они не причиняют значительного экономического и финансового ущерба Европейскому Союзу или США. Наиболее важно то, что Россия не прекратила поставок природного газа в Западную Европу, что стало бы огромным шоком для газово-зависимых экономик ЕС.

В-третьих, кризис на Ближнем Востоке не вызвал массивного шока на поставки нефти и на цены, как тот, который произошел в 1973 году, 1979 или 1990, напротив, на мировых нефтяных рынках существует избыток производственных мощностей. Ирак может быть в опасности, но около 90% его нефти производится на юге, недалеко от Басры, который полностью контролируется шиитами, или на севере, находящемся под контролем курдов. Только примерно 10% производится около Мосула, который теперь находится под контролем Исламского Государства.

Наконец, конфликт на Ближнем Востоке, который мог бы привести цены на нефть к пику — война между Израилем и Ираном — это риск, который на данный момент, сдерживается продолжающимися международными переговорами с Ираном, чтобы последний сдержал свою ядерную программу.

Так что, кажется, существуют веские причины того, почему до сих пор мировые рынки благосклонно реагировали на сегодняшние геополитические риски. Что может изменить ситуацию?

На ум приходят несколько сценариев. Во-первых, беспорядки на Ближнем Востоке могут повлиять на мировые рынки, если один или несколько терактов произойдут в Европе или США — что является правдоподобным заключением, учитывая, что, как сообщается, несколько сотен джихадистов исламского государства имеют европейские или американские паспорта. Рынки, как правило, игнорируют риски событий, вероятность которых трудно оценить, но которые оказывают большое влияние на доверие, когда они происходят. Таким образом, теракт- сюрприз мог бы взбудоражить мировые рынки.

Во-вторых, рынки могут ошибаться в своих оценках что конфликты, такие как между Россией и Украиной, или гражданская война в Сирии, не будут обостряться или распространяться. Внешняя политика президента России Владимира Путина может стать более агрессивной, как ответ вызовам в отношении своей власти у себя дома, в то время как Иордания, Ливан, и Турция дестабилизированы продолжающимся в Сирии кризисом.

В-третьих, геополитическая и политическая напряженность, скорее всего, спустит курок глобального распространения, когда системный фактор формирования мировой экономики вступит в игру. Например, мини-идеальный шторм, что взволновал развивающиеся рынки в этом году – который на некоторое время накрыл и развитые экономики, случившийся, когда политическая турбулентность в нескольких странах (Турции, Таиланде и Аргентине) встретила плохие новости о китайском росте. Китай, с его системной значимостью, был спичкой, которая подожгла пороховую бочку региональной и местной неопределенности.

Сегодня (или в ближайшее время), ситуация в Гонконге, вместе с известием о дальнейшем ослаблении китайской экономики, могла бы спровоцировать глобальный финансовый хаос. Или Федеральный Резерв США мог бы спровоцировать финансовое заражение путем отмены нулевой ставки раньше и быстрее, чем того ожидают рынки. Или же еврозона могла бы повторно войти в рецессию и кризис, возродив риск деноминации, в случае распада валютного союза. Взаимодействие любого из этих глобальных факторов с различными региональными и местными источниками геополитической напряженности может быть взрывоопасным.

Итак, в то время как мировые рынки, возможно, были рационально успокоены, финансовое заражение не может быть исключено. Сто лет назад, финансовые рынки давали очень низкую вероятность того, что произойдет крупный конфликт, блаженно игнорируя риски, которые привели к Первой мировой войне в конце лета 1914 года. Тогда рынки были не совсем точны в правильной оценке, маловероятных, значительно влияющих хвостовых рисков. Такими они остаются до сих пор.

Copyright: Project Syndicate, 2014
via | project-syndicate.org

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.