26
01 2015
1193

Президент Всемирного банка о перспективах глобальной экономики

На фоне неопределенности экономических перспектив риск, похоже, может стать ключевым словом в 2015 году. О том, что это будет значить в нашей жизни, в интервью корреспонденту “Евроньюс” рассказал в Давосе президент Всемирного банка Джим Йонг Ким. - Мы получили долгожданную новость из Европейского центрального банка о количественных смягчениях. По Вашему мнению, это хорошая новость для Европы? - Я думаю, что да. Марио Драги и ЕЦБ сигнализировали об этом заранее. И, честно говоря, выбор в этом вопросе был небольшой. То, что мы увидели в количественном смягчении – это новые инструменты. До финансового кризиса, который начался шесть лет назад, мы не знали, окажется ли это эффективным. Однако теперь мы знаем, что этот инструмент нужно использовать, потому что возможность непрерывного дефляционного цикла – вещь реальная. Другой вопрос, что этого недостаточно, чтобы действительно решить проблему. Страны, которые больше всего оказались в беде, на самом деле должны продвигать свои программы реформ. - Какие страны, в частности, Вы имеете в виду? - Прежде всего, это Греция, а также Италия, Испания, Португалия. Еще много предстоит сделать, чтобы вернуть их на путь роста. Мы хотели бы, чтобы они сказали: "О, какая возможность! У нас сейчас низкие цены на нефть, количественное смягчение, настало время для прыжка и тех реформ, которые, как мы знаем, следует осуществлять всем вместе". Это то, что мы надеемся увидеть.Но видим ли мы это? Я не уверен. - Вы хотите сказать, что этот пакет стимулов оказался более агрессивным, чем Вы ожидали? - Нет, это то, что мы ожидали. Мы получали сигналы. Так происходит, когда хотят сообщить заранее о том, что собираются делать. Поэтому не думаю, что многие были удивлены. - Прогноз Всемирного банка для Европы был не более одного процента. По Вашему мнению, это повлияет на что-нибудь? - Мы надеемся, что этот показатель увеличится, но, как мы уже говорили, это должно сопровождаться необходимыми структурными реформами. В контексте исторически низких цен на нефть, которую Европа преимущественно импортирует, это может быть очень хорошим временем для Европы, но без агрессивного проведения реформ, и меня это волнует. - Одна из целей банка – борьба с бедностью и, похоже, все чаще это касается Европы, где все больше и больше людей попадают в ловушку бедности. Какие стимулы предусмотрены для Европы? - Мы провели определенную работу в Греции. Конечно, мы не предоставляем Греции кредитов, но оказываем ей техническую помощь. Таким образом наша работа сосредотачивается в основном в Центральной и Восточной Европе, где все страдают. Многим серьезно досталось из-за девальвации рубля. Весь этот регион вызывает беспокойство. - Мы обратились к нашей интернет-аудитории с просьбой задать вопрос. Один из них – от Мигеля Муньоса. Это вечный вопрос о жесткой экономии. Он интересуется, стала ли политика жесткой экономии и сокращений в странах еврозоны препятствием для экономического роста? - Позиция МВФ относительно ответственности любого правительства за расходы известна. Но если это делается так, что действительно препятствует экономическому росту, то это проблематично. Важно установить правильный баланс, что не всегда просто, потому что очень трудно определить, что такое баланс. Я думаю, что понятие “экономия против роста” – слишком упрощенное. Страны, которые благоразумно тратят свои государственные бюджеты, окажутся в лучшей ситуации в долгосрочной перспективе, но в то же время нужно заботиться об инвестициях. Таким образом, в каждой стране все по-своему. Придерживающиеся позиции жесткой экономии против стратегии роста просто слишком упрощенно понимают всю сложность того, что происходит сейчас в Европе. - Хорошо, тогда такой вопрос. Давайте представим, что Вы – европеец. В какой стране Вы хотели бы жить и почему? - Какая страна? Это была бы... Есть две страны, которые развиваются лучше других в Европе – это Великобритания и Германия. Я говорю по-английски гораздо лучше, чем по-немецки, так что, вероятно, Великобритания... - Есть много составляющих в этой головоломке. Вы получили 300 млрд евро инвестиций со стороны Европейской комиссии, а она взамен – 21 млрд евро. Думаете, это сработает? При такой небольшой сумме фонда? Или же нужно чудо? - Выход из потенциально дефляционного цикла и возвращение на путь роста потребует одновременно нескольких вещей. Многие на Всемирном экономическом форуме, и я в том числе, считают, что каждая страна должна проводить свою собственную политику и двигаться вперед. Я имею в виду, что есть общая денежно-кредитная политика, но нет единой фискальной политики. И не думаю, что в ближайшем будущем будет быстро и легко создан единый налоговый орган, который будет определять налоговую политику всех европейских стран. Это часть трудностей Европы. С этой очень сложной задачей постоянно сталкиваются лидеры. Поэтому, я бы жил в одной из этих красивых стран, однако меня беспокоило бы то, что будет с ней в ближайшие несколько месяцев и в следующем году. - На посту главы Всемирного банка Вы проработали уже половину установленного срока. Каковы Ваши самые крупные достижения за это время? И каковы Ваши планы на будущее? - Вы знаете, когда я получил этот пост, меня часто спрашивали о значимости Группы Всемирного банка, и я обсуждал этот вопрос со многими людьми, как внутри, так и за пределами Всемирного банка. И я понял, что страны со средним уровнем дохода заинтересованы не в деньгах, а в наших знаниях и опыте. Мы провели огромную реструктуризацию Группы Всемирного банка для того, чтобы каждая страна могла получать лучшие знания. Китай и Индия сообщили нам, что собираются довольно резко увеличить объем заимствований, и опять-таки не потому, что они нуждаются в наших средствах, а потому, что хотели бы работать с нами, чтобы обогащаться знаниями и информацией. Вот что это означает. Для премьер-министра Моди мы собрали пакет и сказали: “Вы знаете, у вас есть проблемы, связанные с паритетом покупательной способности. Мы не просто собираемся рассказать вам, почему это произошло и как поправить ситуацию, но и продемонстрируем десять лучших мировых примеров того, как страны и компании решили эту проблему. Мы привлечем специалистов, как работающих в банках, так и в других сферах, и будем работать с вами, чтобы нормализовать ситуацию”. На первой встрече с индийским премьером Моди я отнесся к нему с некоторым подозрением, раздумывал что ему предложить. А когда уходил, то он в твиттере написал: “Нам их деньги не нужны. Но они станут нашим банком информации”. - И, наконец, наш последний вопрос. Бабакар Тиам Тут спрашивает, будет ли когда-нибудь президентом Всемирного банка африканец? До сих пор, как правило, этот пост занимали американцы. - Я был первым президентом Всемирного банка, который участвовал в выборах. Как было раньше? США предлагали кандидатуру, больше никто этого не делал и единодушно избирался американец. На этот раз вмешался я. Мне пришлось много поработать, я объездил весь мир, сделал все возможное и победил на выборах. Будут выборы и в будущем, и я полагаю, что вполне возможно когда-нибудь Всемирный банк возглавит представитель Африки.


via | ru.euronews.com

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.