07
07 2016
304

Когда глобализация становится электронной

Американские избиратели разгневаны. В списке их недовольств лидируют негативные последствия глобализации, однако вряд ли кому-то поможет упрощение сложных экономических проблем до лозунга на бампере автомобиля. А именно это мы пока и наблюдаем в ходе президентской избирательной кампании.

Несправедливо отмахиваться от беспокойства, вызываемого глобализацией, как будто оно совершенно безосновательно. Америка заслуживает честных дебатов на тему последствий глобализации. Однако для выработки конструктивных решений необходимо, чтобы все стороны признали не очень удобную им правду, а также тот факт, что глобализация сейчас совсем иная, чем 20 лет назад.

Сторонники протекционизма отказываются признавать, что размывание промышленной базы США совместимо с идеей содействия глобализации экономическому росту. Между тем, доказательства, подтверждающие эту идею, слишком серьёзны, чтобы их можно было игнорировать.

В новом докладе, опубликованном McKinsey Global Institute (MGI), подтверждаются выводы, которые уже делались ранее другими исследователями: глобализация потоков товаров, прямых иностранных инвестиций, а также электронных данных способствовала увеличению мирового ВВП примерно на 10% выше того уровня, на котором он мог бы находиться, если бы этих потоков не было. Объём дополнительной стоимости, созданной благодаря глобализации, в одном только 2014 году составил $7,8 трлн.

Тем не менее, закрытые заводы на американском Среднем Западе (так называемый «Ржавый пояс») – это реальность. Даже несмотря на то, что глобализация помогает общему росту экономики, у неё есть победители и проигравшие. Открыв местную промышленность для международной конкуренции, можно повысить её эффективность и стимулировать инновации, однако возникшее в результате креативное разрушение дорого обходится как отдельным семьям, так и местным сообществам.

Экономисты и политики в равной степени виновны в легкомысленном отношении к этим последствиям экономического распределения. Согласно их логике, страны, участвующие в свободной торговле, всегда найдут новые способы для роста в долгосрочной перспективе, а работники, теряющие рабочие места в одной отрасли, смогут найти их в другой.

Однако в реальном мире этот процесс очень хаотичен и медлителен. Для работы в других отраслях работникам депрессивного сектора могут понадобиться абсолютно новые навыки. Кроме того, чтобы воспользоваться новыми возможностями, им иногда приходится переезжать всей семьёй в другой город, вырывая глубоко пущенные корни на старом месте. Понадобилась мощная народная контратака на свободу торговли, чтобы политики и СМИ признали масштаб проблемы.

Эта контратака не должна была стать сюрпризом. Традиционная трудовая политика и системы повышения квалификации оказались не в состоянии справиться с теми крупномасштабными переменами, которые вызвали силы глобализации и автоматизации. США нуждаются в конкретных предложениях по поддержке работников, попавших в ловушку структурных перемен, равно как и в готовности применять новые подходы, например, страхование зарплат.

Мартин Бейли
Вопреки речам, звучащим в ходе кампании, простой протекционизм только навредит потребителям. По данным недавнего доклада Совета экономических консультантов при президенте США, покупательная способность американцев среднего класса более чем на четверть обеспечивается за счёт свободы торговли. Так или иначе, введение пошлин на иностранные товары не поможет вернуть назад ликвидированные рабочие места в промышленности.

Настало время расширить рамки этих дебатов и признать, что глобализация стала сейчас совершенно новым зверем. Рост объёмов мировой торговли товарами замедлился по нескольким причинам, в числе которых падение цен на сырьё, вялый рост в экономически наиболее крупных странах, тенденция переноса производства товаров ближе к месту потребления. Напротив, в течение последнего десятилетия объёмы трансграничных потоков электронных данных выросли в 45 раз, они оказывают теперь более значимый экономический эффект, что движение традиционных товаров.

Дигитализация меняет всё: саму природу обмена товарами, вселенную потенциальных поставщиков и клиентов, методы доставки, а также размеры капитала и масштабов бизнеса, необходимые для работы на глобальном уровне. Это означает также, что глобализация перестала быть эксклюзивным сферой деятельности компаний из списка Fortune 500.

На долю компаний, занимающихся операциями за рубежом и взаимодействующих с иностранными поставщиками и клиентами, приходится большая и постоянно растущая доля мирового интернет-трафика. Половина торгуемых услуг в мире уже предоставляется в электронной форме; 12% глобальной торговли товарами осуществляется через международные интернет-магазины. Такие магазины, например, Alibaba, Amazon, eBay, превращают миллионы малых предприятий в экспортёров. Это потенциальное направление развития остаётся в США в значительной степени неиспользуемым: здесь менее 1% компаний занимаются экспортом, что намного меньше, чем в любой другой развитой стране.

Вопреки всей риторике против свободы торговли, очень важно, чтобы американцы всегда помнили о том, что большинство мировых потребителей находится за рубежом. В предстоящие годы быстрорастущая экономика развивающихся стран станет главным двигателем роста потребления.

Трудно выбрать худший момент для возведения барьеров. Новый ландшафт цифровой экономики пока ещё только обретает форму, поэтому у всех стран есть возможность поработать над своими сравнительными конкурентными преимуществами. США, может быть, и проиграли, когда мир погнался за дешёвой рабочей силой, но они находятся на сильных позициях в мире, который формируется под влиянием цифровой глобализации.

Благодаря беспрепятственному движению инноваций, информации, товаров, услуг и (да!) людей создаётся реальная стоимость. США сейчас с трудом пытаются дать новый толчок экономическому росту, поэтому они просто не могут позволить себе самоизоляцию от этого важного источника роста.

Американские власти должны внимательней присмотреться к проблеме глобализации и её нюансам. Такой подход позволит справиться с её негативными последствиями более эффективно, причём не только, когда речь заходит о потерянных рабочих местах внутри страны, но и когда это касается трудовых и экологических стандартов у её торговых партнёров. В первую же очередь, США нужно прекратить попытки повторить прошлое, а вместо этого начать концентрироваться на том, как страна сможет конкурировать на новом этапе глобализации.

Мартин Бейли – заведующий отделом разработки экономической политики, старший научный сотрудник и директор Инициативы «Бизнес и государственная политика» в Институте Брукингса.

Copyright: Project Syndicate, 2016.

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.