21
04 2018
292

Контроль законности решений местных органов по установлению ставок местных сборов

С апреля 2017 года местным органам публичного управления предписано при установлении ставок местных сборов руководствоваться одним критерием, двумя принципами и одним требованием, предусмотренными ч.ч. (8) и (9) ст. 297 НК.

Появлению этих норм предшествовали длительные дебаты о правах местных органов публичной власти по самостоятельному принятию решения об уровне ставок местных сборов вместо установления государством предельного уровня ставок в Налоговом кодексе. Точку в этом вопросе поставил Конституционный суд– ставки сборов утверждают местные органы, а государственные органы должны установить критерии и принципы, которыми необходимо руководствоваться при их утверждении.

А с 1 января 2018 года, согласно ч. (10) ст. 297 НК, на Государственную канцелярию через ее территориальные бюро возложена обязанность осуществлять контроль законности решений правомочных органов местного публичного управления по установлению ставок местных сборов. В рамках большого количества изменений, внесенных в Налоговый кодекс, это нововведение осталось не замеченным как экспертами, комментирующими их, – не говорили об
этом на публичных дискуссиях, так и авторами – не сказано было об этом и в объяснительной записке к изменениям в Налоговый кодекс.

В правомерности последнего нововведения есть некоторые сомнения, так же, как и в корректности условий для формирования ставок местных сборов.

Государственный контроль над деятельностью местных органов публичного управления служит цели повышения ответственности органов на местах за обеспечение прав граждан, являющееся необходимым элементом системы публичного управления.

В то же время, поскольку контроль в определенной мере ограничивает самостоятельность деятельности местных органов, при его осуществлении должен соблюдаться принцип соразмерности административного контроля деятельности органов местного самоуправления, провозглашенный ст. 8 Европейской хартии местного самоуправления.

Согласно положениям Хартии, любой административный контроль должен осуществляться только в формах и случаях, предусмотренных Конституцией или законом, предназначаться лишь для
обеспечения законности и конституционных принципов; осуществляться так, чтобы степень вмешательства контролирующего органа была соразмерна значимости защищаемых интересов.

Например, государственый контроль может осуществляться при выполнении органами местного публичного управления делегированных им полномочий. В Конституции нет положений об осуществлении административного контроля со стороны правительства над деятельностью местных органов публичной власти, нет соответствующей нормы в Законе об
административной децентрализации и в Законе о нормативных актах Правительства и других органов центрального и местного публичного управления.

Право Государственной канцелярии осуществлять контроль предусмотрено в Главе IX (Административный контроль за деятельностью органов местного публичного управления) Закона № 436 от 28 декабря 2006 года о местном публичном управлении, но только административный контроль ЗАКОННОСТИ и ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ деятельности органов местного публичного управления.

В то же время, несмотря на то, что в редакции статьи 14 Закона № 435 от 28 декабря 2006 года об административной децентрализации Госканцелярия не наделена полномочиями по осуществлению контроля над деятельностью местных органов публичной власти, в ПП № 845 от 18 декабря 2009 года о территориальных бюро Государственной канцелярии, принятого во исполнении Закона об административной децентрализации, территориальные бюро, в соответствии с пунктом 8 части II «Полномочия, права и обязанности Бюро», кроме контроля законности и целесообразности деятельности, уполномочены осуществлять растиражированный обязательный контроль: всех нормативных актов, изданных местными властями; актов об организации всех аукционов и актов о выделении земельных участков; актов о назначении на должность и освобождении от должности персонала органов местного публичного управления; распоряжений, касающихся затрат или финансовых обязательств на сумму не менее 30 000 леев – для административно-территориальной единицы первого уровня и не менее 300 000 леев – для административно-территориальной единицы второго уровня; актов, изданных в связи с осуществлением органами местного публичного управления делегированных государством полномочий.

А в заключение – и любого административного акта (решения, распоряжения) органа местного публичного управления по требованию местного совета, секретаря, примара, председателя района, физических или юридических лиц, а также в других случаях, предусмотренных действующим законодательством.

Все это противоречит требованиям Закона № 317 от 18 июля 2003 года о нормативных актах
Правительства и других органов центрального и местного публичного управления, на основании которого (статьи 11) Правительство вправе издавать свои постановления и ордонансы ТОЛЬКО для осуществления своих конституционных полномочий и полномочий, вытекающих из Закона о правительстве, для организации исполнения законов.

И еще. Законом № 161 от 7 июля 2016 года (о внесении изменений и дополнений в Закон о нормативных актах Правительства и других органов центрального и местного публичного управления № 317-XV от 18 июля 2003 года), который вводится с 28.10.2018 года, требования к местным органам касаются обязательного доведения до сведения общественности проектов нормативных актов в целях проведения консультаций по ним не позднее чем за 15 рабочих дней до дня утверждения акта.

И в этом законе не прописаны полномочия по контролю со стороны государства органов местного публичного управления в налоговой сфере. Таким образом, при совершенствовании положений Налогового кодекса законодатель нарушил право местных органов публичной власти свободно принимать решения в соответствии с законом, без вмешательства других органов публичной власти, в целях реализации своих интересов (статья 1 Закона об административной децентрализации).

Противоречия допущены законодателем и в части определения критериев и принципов при установлении ставок местных сборов, поскольку в ст. 6 НК перечислены налоги и сборы, включая местные сборы, которые должны формироваться по единым правилам и на единых принципах, как то – нейтральность налогообложения, достоверность налогообложения, налоговая справедливость, налоговая стабильность, эффективность налогообложения.

Неправомерно, чтобы органы центральной власти руководствовались одними принципами, а местные органы другими или принципами с разным содержанием.

Если говорить о совокупности требований к местным органам публичного управления при установлении ставок местных сборов, то недопустимо налагать на них обязательства, противоречащие действующему законодательству в этой сфере. Так, в ч. (9) ст. 297 НК установлено, что в случаях разногласий по уровню ставок местных сборов между местными органами и предпринимателями местные органы обязаны проводить анализ последствий регулирования.

Однако, согласно Закону об основах регулирования предпринимательской деятельности
№ 235 от 20 июля 2006 года, анализ последствий регулирования проводится на стадии проекта нормативного акта и отражается в объяснительной записке. К слову, и Министерство финансов при установлении либо изменении ставок государственных налогов, изменении налоговой политики не представляет для публичных слушаний такого рода анализ, нарушая положения статьи 3 Налогового кодекса и вышеназванного закона.

Но в данном случае не столь существенно упущение по срокам проведения анализа, сколь недопустимо включать в законодательство норму, заведомо не исполнимую. Обязывать местные органы публичной власти проводить анализ последствий регулирования предпринимательской деятельности при отсутствии у них статистических данных по территории о налогоплательщиках (в разрезе организационноправовых форм и отраслевой принадлежности, об основных показателях финансово-хозяйственной деятельности, таких как объем продаж товаров, оказания услуг, выполнения работ, о себестоимости, прибыли/убытках, о показателях налоговой статистики – налоги, сборы, уплаченные в разрезе наименований, наличие задолженности по уплате налогов и сборов и т. д.), а затем контролировать исполнение такого анализа возможно только для формы либо для других целей.

Местные органы публичной власти нуждаются не в контроле со стороны государства и его представителей в территориях, а в методологической и организационной помощи для формирования совместно с территориальными органами статистики, региональными офисами ГНС, Министерством финансов, другими министерствами и иными центральными административными органами баз данных, необходимых не только для обоснования ставок местных сборов, но и для формулирования стратегии развития территорий, оценки воздействия принимаемых местными органами решений на хозяйствующих субъектов и население.

В заключение отмечу, что, согласно статье 11 Европейской Хартии местного самоуправления, органы местного самоуправления должны иметь право на судебную защиту для обеспечения свободного осуществления ими своих полномочий и соблюдения закрепленных в Конституции или внутреннем законодательстве принципов местного самоуправления

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.