Știri

Косвенные методы оценки налогов: договор займа

Суд пояснил в каком случае договор займа не может выступать доказательством происхождения денег при налоговой проверке.

 

Государственная налоговая служба провела проверку выполнения физическим лицом обязательств по оплате подоходного налога за 2012-2018 г.  Из косвенных источников, в том числе из информации полученной от банковских учреждений, установлено, что налогоплательщик обладает денежной суммой в размере 18 млн. леев.  Налогоплательщик не подавал декларации о подоходном налоге. На момент начала проверки налогоплательщик не предоставил декларацию о собственности.

 

Актом проверки установлен размер задолженности по подоходному налогу.  За 2012 год задолженность составила - 158 339 лей, за 2013 год задолженность составила - 514 405 лей, за 2016 год задолженность составила 2 119 083 лей, за 2017 год задолженность составила 3 392 884 лей, за 2018 год задолженность составила - 212 981 лей.

 

 

До принятия окончательного решения ГНС выслала налогоплательщику повестку. Налогоплательщика пригласили в Инспекцию для дачи пояснений. Общение инспекторов с налогоплательщиком фиксировалось под протокол. По итогам слушаний инспектора пришли к выводу, что налогоплательщик не смог подтвердить источник происхождения денежных средств.

 

 

С учетом собранных документов и полученных объяснений Инспектора пришли к выводу, что налогоплательщик уклонился от уплаты подоходного налога за 2012 год, за 2016-2018 г.г. на общую сумму в размере 6 397 695 леев.

 

 

Решение ГНС налогоплательщик признан виновным и обязан к оплате в бюджет подоходного налога в размере 6 млн. 397 тыс. леев, пени в размере 1 млн. 811 тыс. леев за неоплату подоходного налога за 2012 год, 2013 год, 2016 год, 2017 год и за 2018 г.г.  Также налогоплательщик обязан к уплате штрафа за непредставление декларации о подоходном налоге

 

Налогоплательщик подал предварительное заявление и потребовал отменить решение о взыскании налога. ГНС отклонила предварительное заявление. Спор сторон был передан в суд.

 

В суде истец (наплогоплательщик) потребовал отменить решение о взыскании налога и предпринял попытку доказать происхождение денежных средств, оборот которых зафиксирован по его банковским счетам.

 

Во-первых, истец настаивал, что ГНС пропустила сроки исковой давности для взыскания налогов. По мнению истца, срок исковой давности не может превышать четырех лет.  Во-вторых, происхождение денег доказано. Деньги получены по договорам займа.  Суммы взятые взаймы не облагаются налогом. Часть занятых денег, на момент судебного заседания, возвращены. Облагаемый доход отсутствует.

 

Истец заявил суду что предоставил ГНС документы, подтверждающие источники происхождения денежных средств: в распоряжение инспекторов представлены три договора займа.

 

По условиям договоров физические лица – граждане Молдовы одалживали истцу 45 млн. леев и 20 млн. леев, с условием возврата денег через 15 лет после подписания договоров.

 

По словам истца, вызванные в Инспекцию займодавцы подтвердили, что заключали указанные договора займа и действительно одалживали истцу деньги. По словам истца, служащие ГНС намеренно не признали договора в качестве доказательств происхождения денег, поскольку изначально ставили цель наказать налогоплательщика и оштрафовать его.

 

Договора действительны. Стороны не обжаловали договора в суде. Следовательно, договора займа следует признать в налоговых целях. Более того, договора служат основанием для снижения суммы облагаемой подоходным налогом.

 

В материалах дела нет доказательств того, что договора займа являются недействительными. Признать договор недействительным может только суд. Инспектора превысили свои полномочия: отказавшись принять договора займа в качестве доказательств, они возложили на себя полномочия судебных органов.

 

Представитель Инспекции отклонил аргументы истца и потребовал взыскать с него налог и сопутствующие санкции.

 

Заслушав стороны дела и ознакомившись с представленными доказательствами суд вынес решение об отказе в иске как необоснованном. Действия Инспекции признаны законными.

 

Суд установил, что налогоплательщик не представил Декларацию физического лица о собственности, в соответствии со ст. 22615 ч. (2) Налогового кодекса.

 

В соответствии с информационной системой Налоговой службы установлено, что налогоплательщик не представлял Декларацию физического лица о подоходном налоге за периоды с 2012 по 2018 годы.

 

Налогоплательщику следовало представить в ГНС доказательства, что доходы, полученные им в 2012 году, 2013 году, 2016 году, 2017 году и в 2018 году являются необлагаемыми. Налогоплательщик с этой задачей не справился.

 

Бездействие истца в плане предоставления документов, информации, отчетов, доказательств не может быть поставлено в вину ГНС.

ГНС получила полное право определять облагаемый доход истца на основании собранных доказательств и косвенными методами, перечисленными в акте проверки.

 

Суд постановил, что ГНС правильно применила ст. 18 НК (источники, облагаемые доходом), поскольку доходы физического лица не подпадают под действие ст. 20 НК о необлагаемых источниках дохода.

 

Как следствие, ГНС применило положения Главы 111 НК о методах косвенной оценки доходов.

 

Истец не предоставил налоговых отчетов о своих доходах и денежных суммах, находящихся в его распоряжении в 2012-2018 годах. Следовательно, нормы о сроках давности, на которые ссылается истец, к данному спору не применимы.

 

Отдельно суд рассмотрел вопрос происхождения денег. Суд разъяснил сторонам, почему договора займа являются спорным документом, который не может приниматься за основу как доказательство происхождения денег.

 

Во-первых, суд установил, что на собеседовании в Инспекции налогоплательщик предоставил копии договоров займа, однако на договорах не было подписи лица, которое предоставило деньги в долг (заимодавца).  Налогоплательщик под протокол не смог ответить налоговому инспектору на вопрос, почему на договоре займа отсутствует подпись заимодавца. Налогоплательщик отделался общими фразами о том, что он не помнит всех обстоятельств. Отсутствие подписи заимодавца свидетельствует об отсутствии согласия займодавца.

 

Во-вторых, при рассмотрении дела о нарушении в Налоговой инспекции, и при рассмотрении дела в суде налогоплательщик так и не предоставил договора займа в оригинале. В отсутствие оригиналов договора, суд не может принять копии.

 

В-третьих, суд заинтересовало происхождение денег у самих заимодавцев, которые одолжили их налогоплательщику.

 

Инспектора ГНС вызывали и опрашивали заимодавцев, предоставивших налогоплательщику в долг немалые суммы: 45 млн. леев на 15 лет.

Инспектора проверяли источники денег у самих заимодавцев.

 

Займодавцы заявили, что деньги являются их личными сбережениями. Относительно мест работы один из заимодавцев заявил, что он безработный, а второй утверждал, что с 2003 года выполняет обязанности разнорабочего и грузчика.

 

С учетом вышеизложенного договора займа, на которые ссылается истец, не могут быть признаны в качестве доказательств. Налогоплательщик предоставил документы, информацию и пояснения, которые являются неполными и некорректными.

 

Договоры займа, в данном споре, не могут быть признаны подтверждением источника происхождения средств. Иных подтверждений об их легальном происхождении не было предоставлено. ГНС правильно оценила размер доходов истца и облагаемый налогом объект.

 

Суд отклонил иск и обязал истца внести налог и штрафы. Апелляционная палата отклонила жалобу налогоплательщика и признала решение суда законным.

 

 

Pavel Leicenco

Instituții:

Publicaţia periodică "Monitorul Fiscal FISC.MD"

945 vizualizări

Data publicării:

27 Septembrie /2023 08:00

Etichete:

метод оценки | гражданский договор

0 comentarii

icon icon icon
icon
icon icon icon icon icon
icon
icon