26
11 2018
207

Когда лидеры не хотят уходить

ДУБЛИН – Потрясающий взлёт и падение Карлоса Гона, «убийцы расходов», который не только спас компанию Nissan, придя туда в 1999 году, но и создал мощное партнёрство этого японского автопроизводителя с его крупным французским акционером, компанией Renault, и с японской компанией Mitsubishi Motors, напоминает спектакль театра кабуки: в финале свою власть демонстрируют могущественные японцы. Впрочем, падение Гона в реальности даже больше напоминает греческую трагедию, причём с современными немецкими элементами. Это история Гибрис (Гордыни), которая встречает свою Немезиду (Возмездие). И наилучшая параллель для Гона – канцлер Германии Ангела Меркель.

Даже суперзвёздные менеджеры или политические лидеры подвергают себя риску катастрофы, когда начинают переоценивать собственную власть и засиживаются на своём месте. Именно так поступила Меркель, оставаясь на посту канцлера уже 13 лет. Это самый длительный срок со времён Гельмута Коля, который занимал эту должность с 1982 по 1998 годы.

Ещё недавно Меркель описывали (может быть, справедливо, а может быть, и нет) в героических терминах за её роль в стабилизации единой валюты евро. Но когда она уйдёт в отставку (возможно, уже в ближайшие несколько месяцев), её фигура начнёт выглядеть намного менее значительной и, вероятно, даже опозоренной.

Но, по крайней мере, её перспективы выглядят лучше, чем у Гона, которого арестовали в Токио, когда он туда прилетел на частном самолёте. Теперь ему предъявляются обвинения в присвоении средств компании и выплатах самому себе миллионов долларов в виде скрытых компенсаций. Какие бы факты в итоге ни вскрылись, карьера этого бразильско-ливанско-французского топ-менеджера (включая 18 лет во главе Nissan и 13 лет во главе Renault) подошла к внезапному концу.

Арест Гона очень поучителен. Один из выводов – в корпоративном секторе Японии новую и важную роль обрели активисты, нетерпимые к нарушениям (whistle-blowers). Как и во время бухгалтерского скандала 2011 года в компании Olympus Corporation, о предполагаемых злоупотреблениях Гона менеджменту компании стало известно от источника внутри самой компании.

Впрочем, есть и другой урок: защита, которую должны обеспечивать аудит и другие элементы корпоративного управления, остаётся слишком слабой в крупных японских фирмах. Если Гону действительно удавалось скрывать свои реальные доходы и не включать их в публикуемую отчётность Nissan, тогда у него должны были быть соучастники в финансовом департаменте этой компании; подобные операции обязаны выявлять аудиторы и расследовать независимые директора. Тот факт, что о нарушениях топ-менеджера стало известно столь внезапно и с таким большим запозданием, бросает мрачную тень на всю фирму.

Эта тень ложится, в том числе, и на заявления, будто качество корпоративного управления в Японии значительно улучшилось после реформ, проведению которых способствовало правительство премьер-министра Синдзо Абэ. Впрочем, этот недостаток, возможно, так и останется незамеченным, благодаря следующему повороту в данной пьесе. Мы увидели его уже после ареста, когда человек, работавший вместе с Гоном содиректором компании, Хирото Саикава, жёстко осудил его: японские топ-менеджеры подтвердили свою традиционную корпоративную солидарность, пытаясь сместить баланс сил в альянсе Nissan-Renault-Mitsubishi Motors от французской Renault обратно к Nissan.

Подобный сдвиг грозит дестабилизировать существующий альянс, но менеджеры Nissan, похоже, считают такой вариант более предпочтительным, чем перспективу оказаться поглощёнными в ходе фактического слияния, а ведь именно это, согласно появляющимся в Токио публикациям, замышлял Гон. Renault сейчас принадлежит 43% акций в Nissan, а Nissan владеет 15% в Renault и 34% в Mitsubishi Motors. Подобное перекрёстное владение акциями является общепринятой практикой в японском бизнесе, но для Гона и для Renault более устойчивой, долгосрочной моделью, вероятно, представлялось полное владение.

Впрочем, главная мораль этой трагической истории не в борьбе японских и европейских методов ведения бизнеса, и уж тем более не в спорах из-за выплат и не в корпоративном мошенничестве. Суть в ином: если вы не владеете компанией, вам не следует считать, что вы сможете оставаться на её вершине бесконечно.

Гон остался на должности председателя Nissan после того, как в прошлом году покинул пост содиректора компании. Он явно был уверен, что всё ещё способен командовать. Управление передачей власти – это ключевая задача для любого лидера, причём её нельзя откладывать до тех пор, когда становится уже слишком поздно. Гон не смог этого сделать, в том числе и потому, что не сумел реально уйти.

То же самое (если воспринимать её буквально) делает сейчас Меркель. В октябре она объявила, что не будет выставлять свою кандидатуру на переизбрание в качестве лидера партии Христианско-демократический союз в декабре этого года, но при этом намерена оставаться канцлером до 2021 года. Между тем, как только будет выбран её преемник на посту лидера партии, сразу же начнут бить барабаны с требованием её немедленной отставки с поста канцлера, и особенно сильно в том случае, если победителем окажется её старинный соперник – Фридрих Мерц.

Она бы поступила намного лучше, если бы предупредила подобный натиск, взяв инициативу в свои руки и объявив о том, что уйдёт в декабре. Для неё уже слишком поздно пытаться что-то изменить в своём политическом наследии, которое навсегда определено её спорным решением 2015 года открыть границы Германии для более чем миллиона просителей убежища из Сирии и других стран Ближнего Востока. У неё есть лишь один последний шанс повлиять на то, как о ней будут писать историки: выбрать правильный момент и способ уйти с политической сцены.

На репутацию же Гона, напротив, теперь может повлиять только то, что удастся доказать его адвокатам в любых предстоящих процессах. Если бы он раскланялся пораньше, передав бразды правления изящно и полностью, тогда у него бы сохранилась репутация человека с историей великих достижений. А компаниям, которым он когда-то так хорошо послужил, было бы нанесено намного меньше ущерба.

Билл Эммотт – бывший главный редактор журнала The Economist, автор книги «Судьба Запада».

via | www.project-syndicate.org

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.