13
10 2021
184

Принудительное взыскание налоговых санкций: форма вызвала сомнения

В июне 2018 г. инспекторы ГНС предоставили налогоплательщику решение о принудительном исполнении налогового обязательства. Предприятию предписывалось выплатить 20 тыс. леев в счет погашения штрафов и санкций за налоговые нарушения. Субъект обжаловал решение. Получив отказ, налогоплательщик обратился в Апелляционную палату с иском, потребовав признания недействительным п. 1.1. Приказа №143/2002 Государственной Налоговой Службы «Об утверждении форм принудительного взыскания налогового обязательства».
 
Налогоплательщик утверждал, что ГНС взыскала санкции, опираясь на подзаконный документ, который не имел правовой силы, а сам налоговый орган не имел полномочий на проведение принудительного исполнения, поскольку законодательство о принудительном исполнении было изменено.

 

Законодатель внес дополнения в Исполнительный кодекс (ИК) и расширил перечень документов, на основании которых судебные исполнители вправе проводить взыскание. Так, принудительное исполнение требований ГНС передано судебным исполнителям (п. p) ст. 11 и ч. (2) ст. 10 ИК). Взысканием средств должен заниматься судебный исполнитель, а не инспекторы ГНС.

 

Основным подзаконным актом, регламентирующим действия ГНС по принудительному взысканию, является Приказ №143/2002, на основании которого ГНС приняла решение о принудительном исполнении от 26 июня 2018 г.

 

В судебном заседании налогоплательщик настаивал, что изменение органического закона (ИК) имеет прямые последствия в отношении подзаконных нормативных актов, то есть Приказа №143/2002, принятого ГНС во исполнение ч. (1) ст. 195 Налогового кодекса.

 

По мнению истца, поскольку законодатель внес изменения в органические законы и лишил ГНС права проводить взыскание денежных средств, формуляр решения о принудительном взыскании налогового обязательства должен утратить силу.

 

В качестве правового обоснования своего требования налогоплательщик сослался на п. е) ст. 19 Закона №317/2003 о нормативных актах Правительства и других органов центрального и местного публичного управления, который предусматривает, что действие нормативного акта прекращается в случае его недействительности. Таким образом, по мнению налогоплательщика, Приказ №143/2002 на момент принудительного взыскания утратил силу.

 

В судебном заседании представитель ГНС отклонил требования налогоплательщика и настаивал на санкциях в отношении предприятия.

 

Апелляционная палата Кишинева отклонила аргументы налогоплательщика. Во-первых, Закон №317/2003, на котором налогоплательщик основывает свою позицию, утратил свою силу в соответствии с Законом №100/2017 о нормативных актах. Во-вторых, утверждение налогоплательщика о том, что Приказ №143/2002 не может применяться (как устаревший подзаконный акт) является ошибочным.

 

Законом №191/2016 в Исполнительный кодекс внесены изменения. Так, ст. 11 «Исполнительные документы» дополнена п. р), которым предусмотрены и «акты, изданные налоговым органом, о предписании взыскания сумм;». Соответственно, акты ГНС о взыскании относятся к исполнительным документам и исполняются в соответствии с положениями ИК, а дополнение ИК не означает, что ГНС лишена права на принудительное исполнение налоговых обязательств в соответствии с законодательством.

 

С учетом вышеизложенного, АП отклонила требования налогоплательщика признать п. 1.1. Приказа ГНС №143/2002 недействительным (устаревшим).

 

Налогоплательщик обратился с кассацией, но Высшая Судебная Палата отклонила кассацию налогоплательщика и оставила в силе решение АП.

0 comentarii

Doar utilizatorii înregistraţi şi autorizați au dreptul de a posta comentarii.